Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Социальный расовый протест в США в свете статистики и политики

Оригинал взят у novayagazeta в После Далласа

Взорвется ли «плавильный котел» Америки?

За последние десятилетия положение афроамериканцев медленно, но улучшалось, несмотря на сообщения о полицейской жестокости, которые во многом просто стали шире распространяться благодаря интернету. Также определенные успехи отмечены в доступе к медицинским услугам, но есть одна сфера, где темнокожие сделали настоящий прорыв, — это политика. Канализация протеста через политическое представительство позволяет предотвратить взрыв «плавильного котла».

Collapse )

«Помните! Помните!» Генетик Владимир Эфроимсон о генетике Николае Вавилове

Оригинал взят у solvaigsamara в «Помните! Помните!»
Оригинал взят у miggerrtis в «Помните! Помните!»
Эфроимсон


«Великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Николай Иванович Вавилов не погиб. Он сдох. Сдох как собака в саратовской тюрьме... Палачи, которые правили нашей страной, – не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узни­ков, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни од­ного из палачей – никто из нас не застрахован от повторения пройденного… Пока на смену партократии у руководства государства не встанут люди, отве­чающие за каждый свой поступок, за каждое свое слово – наша страна будет страной рабов, страной, представляющей чудовищный урок всему миру…

Я призываю вас – помните о том, что я сказал вам сегодня. Помните! Помните!»»

Владимир Павлович Эфроимсон (декабрь 1985 года)Collapse )





    «…Владимир Павлович говорил о себе довольно часто: «Вообще-то я трус, но я не могу молчать, когда творится несправедливость». Но надо было видеть Эфроимсона зимой 1985 года, чтобы правильно понять эти слова… В тот вечер в Политехническом музее московской «научной общественности» впервые показали очень смелый по тем временам фильм «Звезда Вавилова».

        После просмотра фильма на сцену Политехнического музея вышли известные отечественные ученые. Они уселись вдоль длинного стола, из-за которого по очереди поднимались, выходили к трибуне и говорили о филь­ме… Они произносили какие-то вялые, округленные фразы о трагической судьбе Вавилова, не говоря, в чем же трагизм судьбы. Они бормотали что-то о каких-то «злых силах», не называя этих сил… Были сказаны слова об «очень большой несправедливости» (в общем, смерть нестарого человека – всегда несправедлива)… Видно было, что все ораторы чувствуют свою сме­лость и гордятся и собой, и создателями фильма, и тем, что все это происхо­дит не во сне, а в реальной жизни… И после всего этого, когда все ораторы уже выступили, Владимир Павлович, которого никто выступать не пригла­шал, вырвался на сцену, и кивнув академику Раппопорту (он уважал его и всегда восхвалял смелость и отвагу Иосифа Абрамовича), произнес, вернее – прокричал в микрофон, оглушая зал, – жуткие, страшные слова.

        То, что он говорил, ввергло присутствующую в зале «московскую на­учную интеллигенцию» в столбняк. Это был шок. Я хочу привести слова Вла­димира Павловича Эфроимсона полностью.

        «Я пришел сюда, чтобы сказать правду. Мы посмотрели этот фильм… Я не обвиняю ни авторов фильма, ни тех, кто говорил сейчас передо мной… Но этот фильм – неправда. Вернее – еще хуже. Это – полуправда. В филь­ме не сказано самого главного. Не сказано, что Вавилов – не трагический случай в нашей истории. Вавилов – это одна из многих десятков миллионов жертв самой подлой, самой бессовестной, самой жестокой системы. Системы, которая уничтожила, по самым мягким подсчетам, пятьдесят, а скорее – семьдесят миллионов ни в чем не повинных людей. И система эта – стали­низм. Система эта – социализм. Социализм, который безраздельно властво­вал в нашей стране, и который и по сей день не обвинен в своих преступле­ниях. Я готов доказать вам, что цифры, которые я называю сейчас, могут быть только заниженными.

        Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать прав­ду о гибели Вавилова. Они скромно сказали – «погиб в Саратовской тюрь­ме»… Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох он от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельным истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Наверное, многие из вас видели таких собак зимой на канализационных люках… Так вот: великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Ни­колай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это…

        Но и это еще не все, что я хочу вам сказать…

        Главное. Я – старый человек. Я перенес два инфаркта. Я более два­дцати лет провел в лагерях, ссылке, на фронте. Я, может быть, завтра умру. Умру – и кроме меня вам, может быть, никто и никогда не скажет правды. А правда заключается в том, что вряд ли среди вас, сидящих в этом зале, най­дется двое-трое людей, которые, оказавшись в застенках КГБ, подвергнув­шись тем бесчеловечным и диким издевательствам, которым подвергались миллионы наших соотечественников, и продолжают подвергаться по сей день лучшие люди нашей страны, – вряд ли найдется среди вас хоть два человека, которые не сломались бы, не отказались бы от любых своих мыслей, не отреклись бы от любых своих убеждений… Страх, который сковал людей – это страх не выдуманный. Это реальный страх реальной опасности. И вы долж­ны это понимать.

        До тех пор, пока страной правит номенклатурная шпана, охраняемая политической полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сказать слово правды, за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи своего достоинства, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, – вы не мо­жете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими деть­ми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь… Даже я боюсь сейчас, хотя – моя жизнь прожита. И боюсь я не смерти, а физической боли, физических мучений…»

cogita.ru





КГБ МВД
Эфроимсон




     Вот мы и пришли к итогу. В связи с тем, что в течение всего XX столетия в нашей стране интенсивно шло подавление и истребление людей, умеющих думать и заботиться не только о себе (их еще принято называть "русской интеллигенцией", независимо от профессии и уровня образования), после событий революции и гражданской войны, сталинских "зачисток" собственного народа, Отечественной войны, когда эти люди "в сорок первом шли в солдаты, и в гуманисты в сорок пятом"; а потом снова шли "зачистки" конца сороковых и короткое отступление социальных ледников в шестидесятые годы и снова их наступление… Словом, людей этого типа осталось меньше некоей "критической массы", гарантирующей психологическое здоровье нации. Одним из первых это заметил крупнейший советский генетик и психолог, автор книги "Гениальность и генетика" Владимир Павлович Эфроимсон. В 1988 г., в своем едва ли не последнем интервью журналу "Огонек" он сказал: " У нас мощная прослойка номенклатуры – и для этой номенклатуры существование общечеловеческой, общеобязательной этики – чума. Для этой же номенклатуры слишком часто еще большей чумой представляется подбор и выдвижение кадров не по анкете, не по услужливости, а по истинным способностям, по энергии, по таланту. Однако, я вижу, что в настоящее время, может быть как никогда раньше, решающей силой, определяющей темпы развития, мощь и безопасность нации, становиться интеллигенция. Что делает человека интеллигентным? Наша жизнь, наше существование в огромном мире определяется тем целеполаганием, которое складывается в детстве обычно – под влиянием матери. Именно интеллигентная мать очень рано подводит ребенка к вопросу, который ему нужно решить: или я – за себя, или я – за других. Или я – для людей, или люди – для меня… Если я за других, то мне предстоит нелегкая жизнь. С бесчисленными разочарованиями, несправедливостями. Но выбор надо делать. В конце концов, от этого зависит, сдвинемся ли мы с мертвой точки, или "перестройка" захлебнется и завершиться таким экономическим развалом, таким чудовищным падением политического престижа Советского Союза, что ему десятки лет придется влачить полунищенское существование "развивающейся страны, имеющей ядерную бомбу". Бой нам всем предстоит жесточайший. "Покой нам только снится!" Может быть, это вообще самая главная цель для нашего общества – сделать так, чтобы никто не боялся говорить правду. У меня уйма сил ушла на борьбу с негодяями и бандитами… Но порядочных, добрых и честных людей я встречал несравненно больше. …Я – старый человек. Я даже не боюсь говорить правду". ( октябрь 1988 г. Москва.; В.П. Эфроимсон. "Гениальность и генетика". М., 1994 г.).

psyparents.ru







Самая мощная спецслужба - КГБ, а самая эффективная - МОССАД

http://www.mk.ru/politics/2015/12/06/byvshiy-izrailskiy-specnazovec-rasskazal-kak-rossii-otomstit-terroristam-za-su24.html

Бывший израильский спецназовец рассказал, как России отомстить террористам за Су-24

«Боевики в Сирии не рассчитывали, что будет такая реакция России. И они,скорей всего, уже погибли»

6 декабря 2015 в 16:37, просмотров: 159512


Интернет кипит: народ требует мести. Пользователи социальных сетей распространяют фото террористов, убивших российского летчика, с призывом «найти и уничтожить». Говорят, что месть – это блюдо, которое надо подавать холодным. Об этом хорошо знают в Израиле, спецслужбы которого прославились тщательно продуманными и блестяще осуществленными операциями по ликвидации террористов. Наш сегодняшний собеседник Александр Брасс – писатель, эксперт-аналитик в вопросах международного терроризма. В недавнем прошлом - сотрудник элитного антитеррористического спецподразделения. Заглавия его книг говорят сами за себя: «Кто есть кто в мире террора», «Миссия выполнима. Удары израильского спецназа». Недавно вышла в свет его новая книга «Тайна и трагедия Усамы Бен Ладена (У истоков создания Исламского государства Ирака и Леванта)».

- В связи с убийством российского пилота в Сирии в социальных сетях сейчас распространяются фото и видео людей, осуществивших это преступление, с требованиями мести. Как вы считаете, должно ли руководство РФ прислушаться к этим требованиям? Надо ли «найти и уничтожить», как призывают пользователи соцсетей, турецкого террориста, который признался в убийстве пилота – Альпаслана Челика, и его соратников?

- Путин однозначно высказался на этот счет: «террористов мы будем преследовать везде, где найдем». А, как правило, то, что Путин говорит, он делает. Это первое. Второе. Все сейчас на эмоциях, это понятно. Но руководитель государства должен быть сдержанным. А руководитель РФ – человек очень сдержанный, он не принимает скоропалительных решений. В любом случае, ликвидация этих людей будет непосредственно зависеть от указаний первого лица. Нужно ли это делать? На мой взгляд, это обязательно нужно сделать.

фото: ru.wikipedia.org
Михаэль «Майк» Харари — руководитель операции «Гнев Божий», целью которой было устранение террористов, виновных в гибели израильских спортсменов на Олимпиаде 1972 года в Мюнхене.

- Почему?

- Во-первых, это вопрос престижа страны. Во-вторых, потому что эти люди - военные преступники. Даже во Вторую мировую войну фашисты не расстреливали сбитых летчиков. Они считали это ниже своего достоинства. Отомстить нужно, чтобы все знали, что им будет за сбитого российского летчика. Никому и в голову не пришло бы сбивать израильский самолет. Хотя израильтяне часто нарушают воздушное пространство Ливана, Иордании – любой арабской страны. Но у арабов даже мысли такой не возникает, потому что они знают, что в тот же самый момент их ВВС и ПВО перестанут существовать. Это Ближний Восток, а на Ближнем Востоке понимают только силу. Здесь есть только одно право – право сильного.

- Если израильский самолет собьет арабская страна, понятно, на чьей стороне будет Запад и НАТО. Но в данном случае российский самолет сбила как раз страна – член НАТО. А если бы израильский самолет сбила, например, Германия? Военный ответ Израиля в этом случае был бы весьма проблематичен.

- Израиль не нарушает воздушное пространство Германии. Но и в случае явного нарушения сбить военный самолет не так-то просто. Существуют определенные правила, конвенции. То, что произошло в небе над Сирией с российским фронтовым бомбардировщиком - это, выражаясь уличным языком, простой беспредел. Это спланированная акция. Такие решения принимаются только по указанию первого лица. Эрдоган прямо дал указание это сделать. Иначе никто не мог бы даже и подумать об этом.

- Почему вы думаете, что это было заранее спланировано?

- Дело в том, что это не случайный самолет. Эти самолеты пролетали каждый день десятки раз по одному и тому же маршруту. Они все отслеживались. Маршруты полетов сообщались, в том числе и турецкой стороне, потому что она является членом НАТО. Этот самолет вели, его видели на радарах, видели цель, которую он разбомбил, видели, каким маршрутом он возвращается и куда. Опасности для турецкой стороны он абсолютно никакой не представлял. Кроме того, надо учитывать скорость самолета. За одну секунду он проходил несколько километров. Если бы это была реакция турецкой стороны на нарушение границы, то пока турки подняли бы свой самолет, российский Су-24 давно уже был бы на своей базе. Они его конкретно ждали. Есть показания спутников: турецкие самолеты вылетели задолго до того, как российский самолет отработал свои цели. И наносили удар они не с турецкой территории, а с сирийской. Удар был нанесен с расстояния семи километров над сирийским воздушным пространством. Турецкий летчик делал все возможное, чтобы долететь до своей территории, но не дотянул километра. Кроме того, сам Эрдоган, когда сирийцы ранее сбили турецкий самолет, сказал: «Ну что тут такого в том, что самолет по ошибке залетел в чужое воздушное пространство?» Все заявления о том, что пилотов предупреждали 10 раз – это выдумка. Вы представляете себе, что это такое: 10 предупреждений? Это как минимум 10 минут разговора.

- Кроме устных предупреждений, обычно поднимают в воздух самолеты и пытаются посадить самолет-нарушитель.

- Конечно. Это была спланированная акция. И планировалась она задолго: за неделю, даже за месяц. Причина, на мой взгляд, кроется даже не в том, что бомбили нефтяную инфраструктуру. Причина намного глубже. Дело в том, что у Эрдогана с момента его прихода к власти есть безумная мечта: восстановить Османскую империю или, как минимум, поднять геополитическое влияние Турции до того уровня, который был у нее до середины 19 века.

- Выходит, он пантюркист?

- Да, абсолютный. Плюс к этому – человек совершенно неуравновешенный. И этот сбитый самолет – это его желание показать, что там турецкая территория, территория великой Османской империи. Что Турция на нее претендует.

- То есть турки вынашивают планы откусить кусок от Сирии?

- Ну конечно. Они этого и не скрывают. Это была демонстрация, но очень глупая. Эрдоган не совсем правильно оценил поддержку НАТО. Видимо, в НАТО ему сказали, что поддержат любые шаги Турции по защите своего суверенитета. Эрдоган посчитал, что это означает, что он может сбивать российские самолеты, и НАТО его в этом поддержит. Но этого не произошло. Несмотря на то, что генсек НАТО высказался в поддержку Турции, никакой резолюции принято не было. Более того, Ангела Меркель прямо сказала, что это дело России и Турции и вмешиваться в это Европа не будет.

- И последовали «утечки» из НАТО и Белого дома, что самолет все же был сбит над территорией Сирии.

- Конечно. Это же все фиксируется. Это же не охотник в Забайкалье забрел на чужую территорию и дурной пограничник в него со страху выстрелил. Все маршруты этого самолета прослеживаются. Чего добился Эрдоган? Того, что в НАТО ему просто дали понять, что он – слабое звено, поддерживать его не будут. Ни один турецкий самолет сейчас не поднимается в воздух, потому что как только он заводит двигатель, у него сразу же на приборах высвечивается, что на него наведена ракета. И Россия заявила открытым текстом, что любой турецкий военнослужащий, который пересечет турецко-сирийскую границу, будет уничтожен.

- Может быть, Эрдоган планировал столкнуть Россию и НАТО, развязать войну?

- Не думаю. Он не самый адекватный политик, но все же не настолько, чтобы подумать, что НАТО будет воевать с Россией. В НАТО сказали открытым текстом: никто из-за Турции не пойдет на военный конфликт с Россией.

- Есть мнение, что Турция не планировала убивать российских пилотов. Они катапультировались живыми, и если бы один из них не погиб, то такой реакции со стороны Москвы могло бы и не быть. Но проблема в том, что Анкара не может контролировать турецкие группировки, которые находятся на сирийской территории.

- Там настолько много группировок, что непонятно, кто кого контролирует. И каждый действует сообразно своим желаниям. Кто-то психанул и выстрелил.

- Когда личность Альпаслана Челика была раскрыта, оказалось, что он сын бывшего мэра турецкого городка Кебан. Его отец – член турецкой Партии националистического движения (МНР). А сам Альпаслан состоит в террористической группировке Бозкурт («Серые волки»). Это наиболее радикальное крыло МНР, пантюркисты и неофашисты. Значит, в Сирии воюют не только исламисты, но и пантюркисты?

- Ну конечно. Там есть интересы самых разных сил и группировок. Сирия сейчас очень похожа на Чечню 90-х годов. Там была куча бандформирований, которые были формально объединены в одну «армию Ичкерии», но тем не менее это были отдельные полевые командиры, каждый из которых преследовал свои цели. В Сирии сейчас и турок много, и российских граждан, исламистов из кавказских и среднеазиатских республик, есть и русские, и украинцы. Всякого сброда хватает.

- Бозкурт – это крыло МНР, а МНР – это вполне легально действующая в Турции партия. Это сильно усложняет задачу тем, кто хочет отомстить за летчика. Ведь придется действовать на территории Турции? Как в аналогичной ситуации действовал Израиль?

- Если брать пример Израиля, то можно вспомнить уничтожение группировки «Черный сентябрь» после гибели заложников на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году. Там ставилась конкретная цель - уничтожить террористическую организацию. Израильтяне сказали: «мы их будем уничтожать везде, невзирая ни на что». Израиль в те годы находился практически в полной изоляции, терять ему было нечего. Охота на израильтян и на евреев велась по всему миру. Поэтому Израиль должен был реагировать очень жестко и очень показательно.

«Бозкурт» не объявлял охоту на граждан России или на русских. Если эта группировка заявит о том, что будет отлавливать по всему миру русских, сбивать русские самолеты, захватывать русских заложников, то Россия будет поступать таким же образом, как Израиль. Для этого у РФ есть абсолютно все возможности. Но пока этого нет. Поэтому «Серые волки» будут уничтожаться, если они находятся на территории Сирии и воюют в рядах ИГИЛ. В самой же Турции, как мне кажется, их трогать никто не будет. Потому что это уже будет агрессия против Турции.

- То есть ликвидировать их на территории Турции Россия не станет?

- Это и не нужно. Это нанесет больше вреда. К тому же целая группа людей должна рисковать жизнью ради мести за одного. Кроме того, мне кажется, что большинство этих террористов уже уничтожено. Потому что как только нашли второго летчика, весь этот район был накрыт огнем. Перепахали всю горную гряду. За такое время отряды, которые там находились, физически не могли уйти. Хотя не исключено, что группа, которая расстреляла первого летчика и захватила его тело, спаслась. Так как они вывезли тело на территорию Турции. А те группы, которые искали второго, по всей видимости, погибли.

- А мне кажется, что об их уничтожении заявили ради успокоения общественного мнения. Такие группы достаточно мобильны, думаю, что они сразу же оттуда ушли. Так поступали и чеченские группировки, поэтому практически все полевые командиры уцелели в первой чеченской войне.

- У меня очень много друзей, которые воевали в Чечне, и я из первых уст знаю, что там происходило, и почему чеченские командиры уходили от возмездия. Думаю, боевики в Сирии не рассчитывали, что будет такая реакция России. Возможно, у них просто не хватило боевого опыта: они посчитали, что могут укрыться в горах от артобстрелов и авиации. А в горах укрыться невозможно. Потому что люди ведь погибают не только от осколков, но и от ударной волны. А ударная волна в ущелье усиливается в десятки раз. При авиаобстреле или артобстреле в горах уцелеть крайне сложно.

- Как в Израиле принимаются решения о ликвидации террористов?

- Существует целая процедура для принятия решений такого рода. Решения принимаются в зависимости от ранга террориста и ситуации. Конечно, террориста, открывшего огонь по людям, просто ликвидируют на месте. А для ликвидации террористов высокого уровня, лидеров террористических организаций, существует особая процедура. Это не просто отдается приказ - премьер-министром, или главой спецслужбы, или командиром спецназа. Собирается так называемый «митбахон» («маленькая кухня»). На сленге это обозначает «малый кабинет министров», узкий круг членов правительства. Этот термин вошел в обиход при премьер-министре Голде Меир, которая для решения особо важных вопросов собирала близкий круг министров и соратников у себя дома на кухне. «Митбахон» принимает решение о ликвидации того или иного террориста. Затем проводится что-то вроде закрытого судебного процесса в кругу министров и руководителей силовых структур, на котором есть обвинитель, защитник, присяжные. Этот суд рассматривает доводы обвинения и защиты, взвешивает все «за» и «против», учитывая последствия и сложность операции и только после этого выносится смертный приговор. После этого решение выносится на обсуждение комитета «Вараш». Это Комитет глав спецслужб. Его постоянные члены – директор «Моссада», начальник военной разведки «Аман», глава службы безопасности «Шабак». Также там присутствует премьер-министр, приглашается министр иностранных дел и в зависимости от рассматриваемого вопроса могут приглашаться другие главы спецслужб. И только после их решения отдаются распоряжения о начале операции.

- Во время операции против «Черного сентября» были ликвидированы люди, причастность которых к теракту в Мюнхене, скажем так, не была очевидной. Например, пресс-секретарь ФАТХ (палестинская партия, входящая в Организацию освобождения Палестины – М.П.) Камаль Насер. Получается, что задачи операции были шире, чем просто месть за Олимпиаду?

- Во-первых, стояла задача уничтожить террористическую организацию «Черный сентябрь» как таковую. Во-вторых, нужно было показать, что Израиль ничего не забывает, найдет террористов где угодно и показательно убьет. Вспомним операцию «Весна молодости», когда спецназ Генштаба «Сайерет Маткаль» прямо в центре Бейрута, фактически средь бела дня уничтожил террористов в их квартирах. Естественно, это была ответная реакция на убийство израильских спортсменов. Израиль должен был показать себя государством, способным защищать своих граждан, способным нанести ответный удар в любой точке мира, в том числе в самом логове террористов. И он это сделал.

В ночь с 9 на 10 апреля 1973 года в Бейруте было проведено 5 параллельных операций. Из них самая известная – это ликвидация троих высокопоставленных членов ФАТХ и НФОП (Народный фронт освобождения Палестины). Ее провела группа, которой руководил будущий премьер-министр Израиля Эхуд Барак. Израильские коммандос проникли в центр Бейрута под видом влюбленных парочек, причем сам Барак был загримирован под брюнетку. Террористы, которые проживали в двух охраняемых семиэтажных зданиях на улице Верден, были убиты в своих собственных квартирах. Одновременно был произведен подрыв семиэтажного здания на улице Хартум, в котором проживали боевики НФОП. Также были уничтожены штаб ФАТХ, завод по производству вооружения и оружейная мастерская террористов.

Но «Весна молодости» была только частью операции против «Черного сентября». Группа Майка Харари в это же время ликвидировала террористов в Париже, Риме,Греции, по всему миру. В течение 9 месяцев террористическая организация «Черный сентябрь», которая наводила на всех ужас, фактически перестала существовать. Там было 12 операций как минимум, и это только то, о чем я писал. Еще сколько не освещено! Из всего, что делают израильтяне, может быть, сотая доля процента выходит на поверхность. Что касается этих операций возмездия, то это в большой степени была пиар-акция, акция устрашения.

- Вы считаете эту операцию очень успешной. Но я слышала, что один из непосредственных участников захвата заложников, Джамаль аль-Гаши, так и не был ликвидирован. Кажется, он жив до сих пор. Также удалось уцелеть идеологу и организатору теракта, Абу Дауду, он умер в больнице в возрасте 73-х лет. Значит, все же задание было выполнено не полностью?

- Этому есть масса объяснений. О работе спецслужб судят в основном по фильмам. А в жизни все происходит совершенно по-другому. Представьте себе, что какой-то человек, которого нужно было ликвидировать, попал в окружение палестинских политических лидеров, или террористических лидеров, и там есть израильская агентура. Если будет уничтожен этот террорист, сразу начнут чистить все окружение лидера. И под ударом окажутся внедренные туда израильские агенты. А внедрение агента – это дело очень сложное. Почему не уничтожили Арафата? Его могли уничтожить как минимум два раза. Но его не трогали по двум причинам. Во-первых, Арафата хорошо изучили и знали, как он поступит в той или иной ситуации. А во-вторых, вокруг него было столько агентов, что не было смысла его убирать. Придет другой лидер – и вокруг него придется заново создавать агентурную сеть.

- Может быть, именно такими соображениями и объясняется то, что годами не ликвидировались лидеры чеченских боевиков, тот же Басаев, к примеру?

- Любой террорист рано или поздно будет уничтожен. Но на конкретное решение об уничтожении данного террориста могут повлиять разные обстоятельства. Вот есть некий исламский террорист, его можно уничтожить. А что это даст? На его место тут же придет другой. Но этого-то мы уже знаем. Мы знаем, что он будет делать, когда он будет это делать. Вокруг него есть наши люди. А если придет другой, надо заново делать всю работу. Внедрение агента – это очень большой риск. Очень много агентов погибает. Когда принимается решение о ликвидации террориста, имеют значение три фактора. Первое: это акция возмездия, которую нельзя пропустить. Второе: это предотвращение будущих терактов. И третье: это изменения, которые могут повлиять на саму террористическую организацию. В 1995 году на Мальте был ликвидирован шейх Фатхи Шкаки. Причина ликвидации была очень проста: через него шли все финансовые потоки, он не доверял никому. Это были очень большие иранские деньги. Где эти деньги находятся сейчас – никто не знает. С уничтожением Фатхи Шкаки его организация «Исламский джихад» просто перестала существовать в том виде, в каком она существовала ранее.

- Во время ликвидации террористов часто гибнут невинные люди. Во время той же «Весны молодости» были уничтожены три автомобиля с ливанскими жандармами, погибла 70-летняя итальянка, случайно выглянувшая на лестницу… Насколько это оправданно?

- Мне не хотелось бы употреблять термин «оправданно». Оправдать ничего нельзя. Это жертвы, которые всегда бывают во время войны. Ведь идет война. И не израильтяне ее начали. Израильтяне не устраивали засаду этим жандармам, чтобы их убить. Жандармы ехали с конкретной целью ликвидировать тех, кто проводил операцию.

- Жандармов можно понять. Они же не при делах. Видят, как какие-то бандиты врываются в дома…

- Вы хотите, чтобы я сказал, что израильтяне были неправы из-за того, что погибли ливанские жандармы? Из-за этого нужно было отменять операцию?

- То есть при проведении таких операций с побочными последствиями не слишком считаются? Вот у нас в Беслане тоже провели операцию, погибло очень много заложников…

- В Беслане ситуация была другая. Я знаю, что там произошло, со слов знакомых. Дело в том, что когда проводится операция по спасению заложников, обычно создается два штаба. Один штаб руководит непосредственно самой операцией. Во второй штаб входят представители местной администрации, в его задачу входит создание внешнего оцепления. В Беслане внешнее оцепление не было создано. Местное население прорвалось к школе и устроило стрельбу. Там на руках у гражданских лиц было немыслимое количество оружия. Они бежали и стреляли в окна. Спецназу не оставалось ничего другого, как уже просто тупо ломиться в школу и своими телами закрывать детей. Операция в Беслане была сорвана, но не спецслужбами. Она была сорвана из-за прорыва внешнего оцепления.

- А такая операция в принципе могла быть успешной?

- Мне сложно судить, я там не был. Но если в Норд-Осте провели успешную операцию, то я не вижу причин, почему нельзя было провести успешную операцию в Беслане.

- Вы считаете успешной операцию в Норд-Осте? Там тоже погибло очень много людей.

- Да, но они погибли не по вине спецназа, а по вине неподготовленности гражданских структур. С этой стороны были допущены ошибки. В тот момент я находился в Москве и видел все в прямом эфире. Мы с коллегами между собой обсуждали, что можно было сделать. Я сразу сказал: в данном случае – только газовая атака. В тот момент, когда был прорыв теплосети и пошел пар, уже было понятно, что это сделано специально, чтобы посмотреть, как террористы отреагируют на подачу газа. Было ясно, что штурм произойдет через несколько часов. Если бы заложникам была вовремя оказана помощь, жертв было бы намного меньше. Людей элементарно не могли вывезти. Когда проводятся такие спецмероприятия, в первую очередь нужно оцепить целый район. Нужно освободить дороги, чтобы могли подъехать машины скорой помощи. Людей не могли довезти до больниц по пробкам. Не доставили вовремя сыворотку против действия газа. Мне как-то во время лекции задали вопрос о Норд-Осте. Я сказал, что если считать операцию неуспешной из-за того, что есть погибшие, то тогда Израиль не провел ни одной успешной операции. Потому что во всех спецоперациях Израиля по освобождению заложников была гибель гражданских лиц. Полностью исключить гибель заложников невозможно.

- Но имеет значение процент выживших.

- В 1976 году террористы захватили школу в Маалоте. Какой процент заложников погиб при освобождении? Довольно большой. А эту операцию считают успешной.

(В 1976 году в Маалоте трое террористов захватили школу и взяли в заложники 85 школьников и четверых взрослых. Во время штурма погибли трое взрослых и 22 ребенка, то есть 25 человек из 89 – М.П.)

- Как сложилась судьба участников спецоперации против «Черного сентября»?

- Подразделение Майка Харари было расформировано через год. По двум причинам. Первая – это война Судного дня. Многие бойцы этого подразделения просто пошли воевать. Вторая причина – это неудача в Лиллехаммере. Это был полный провал операции. Там вместо террориста ликвидировали похожего на него марокканского официанта. Кроме того, израильтяне там очень сильно засветились. Конспирация была нарушена, еще до убийства официанта они все уже были на виду. Четверых израильтян арестовали, судили, они отсидели в тюрьме. Марк Харари уехал в Латинскую Америку, был там советником диктатора Панамы. О судьбе других я говорить не могу.

- Как вы оцениваете современное состояние российских спецслужб? Им по силам операция возмездия?

- Нет ничего такого, чего не могла бы сделать Россия. Российские спецслужбы всегда находятся на очень высоком уровне. Даже в 90-е годы, когда был полный развал, российские спецслужбы считались самыми сильными в мире. Вообще это дилетантский подход – оценивать спецслужбы. Но раз уж я начал говорить на эту тему, то скажу: принято считать, что самая мощная спецслужба мира – это Комитет государственной безопасности, самая эффективная – Моссад. Но надо понимать, что такое Моссад. Моссад – это не только внешняя разведка. Моссад – это «Ведомство разведки и специальных задач». Так называется это учреждение. И если учесть уровень бюджетных вливаний и КПД, то, конечно, израильская разведка самая эффективная в мире. По сравнению с российской у нее намного меньше бюджет, меньше агентов. Но при этом она добивается наилучших успехов. Берут не числом, а качеством.

- Как вы считаете, зачем Россия начала операцию в Сирии? Наша оппозиция говорит, что ради пиара и ради повышения рейтинга Путина. Были ли объективные причины?

- У Путина и так высокий рейтинг, а пиариться он может с гораздо меньшими затратами. Причин были три. Первая – это сохранение военной базы в Латакии. Вторая. Путину абсолютно не нужен ИГИЛ. Потому что через Турцию эти террористы полезут в кавказские регионы России и в мусульманские страны бывшего СССР. А это миллионы беженцев, это неуправляемый хаос. Проще их уничтожить на чужой территории. И третье. Путин этим решением американцам и всему миру поставил шах и мат. Он заставил с Россией и с собой считаться. Вот Россия вошла в Сирию, и Запад со всеми своими санкциями не может с этим ничего поделать. Моя личная точка зрения: Путин на сегодняшний день самый сильный политик, на которого никто не может никак повлиять.

Вместо пустых разговоров - крыс топить в воде

Оригинал взят у grimnir74 в Власти Египта затопили морской водой туннели на границе с Газой
Власти Египта, несмотря на протесты руководства террористической организации ХАМАС, продолжили подачу морской воды по трубам из Средиземного моря вдоль границы с сектором Газы с целью полной ликвидации подземных туннелей, используемых контрабандистами и террористами.

Поток морской воды разрушил не только туннели, но и дорогу, по которой боевики ХАМАС патрулировали границу с Египтом. Масштаб причиненного ущерба уточняется.

Официальный Каир не дает комментариев по поводу плана дальнейших действий по борьбе с нарушителями границы из Газы.

Collapse )

Юлия Латынина: Как взращивается терроризм часть 2

часть 2 (продолжение)
Ю.Латынина Я продолжаю об открытии Хелен Хоббс и ее коллег, которые могут изменить не только продолжительность жизни человека, но и существенно структуру многих человеческих обществ. Потому что дело не только в том, что эти новые лекарства от холестерина очень дорогие, что препарат надо колоть каждые 2 недели, обходится это удовольствие в год 14 тысяч долларов и дешевле не станет. А в том, что появление таких препаратов, во-первых, конечно, ставит непростую задачу перед страховой медициной. Ведь, строго говоря, это не лекарство. Вы можете колоть эти препараты всю жизнь – тогда у вас просто не будет проблем с холестерином, но, правда, при этом вам лучше не заниматься собирательством и охотой, и не жить в джунглях в тех же условиях, в которых там наши предшественники жили 3 миллиона лет назад, потому что тогда окажется, что плохой холестерин для обезьяны природа не зря придумала.

Вы просто фармакологически выключаете в своем организме ген, вредный в современных условиях. Вопрос, будет ли вам это оплачивать на Западе страховая медицина? Ну, ответ: «Вряд ли» – вы же не больны.

Но самое главное, почему я еще посвятила этому такое время, что появление подобных препаратов ставит очень большой вопрос перед режимами и странами, по той или иной причине отгородившимися от западной цивилизации вне зависимости от того, где эти страны находятся – в Сирии, в Боливии или, скажем, в северной части Евразийского континента.

Собственно, Praluent и Repatha – это только первые ласточки нового, генно-инженерного витка человеческой эволюции. Потому что «Human Genome Project» — это в сущности прочтение книги жизни. Исследователи, которые ее прочли в 2003 году, в ближайшее время будут править испорченные слова, вымарывать устаревшие строчки там, где это происходит без ущерба для смысла текста. Где-то с помощью генной инженерии, где-то с помощью фармакологии. И, разумеется, происходить это будет только в открытых странах с современной наукой.

И вот так же, как с появлением современных средств копирования информации стало очень трудно объяснить в свое время Советскому Союзу, что граждане СССР живут в лучшем из миров, то богоизбранным высокодуховным или людоедским режимам будет очень сложно объяснить своим гражданам, почему, вот, на бездуховном Западе средняя продолжительность жизни составляет 100 лет с соответствующим продлением интеллекта и жизненной энергии, а, вот, богоизбранные аборигены умирают там от банального инфаркта в 60.

Это то, о чем я говорила здесь, по-моему, пару месяцев назад, о том, что, вот, точно так же, как Советский Союз погубили новые технологии с распространением информации, очень возможно, что российский режим столкнется с серьезной биологической проблемой. Эту биологическую проблему нелегко будет решить, потому что, во-первых, даже и не всегда эти лекарства будут доступны высшему классу.

Потому что, понимаете, медицина – она целиком медицина. Она на четвертинку не растет. У нас есть множество страшных примеров внутри России, когда люди, которые могли заплатить любые деньги за то, чтобы остаться в живых, погибали или терпели страшный ущерб от просто невероятных вещей, да? Как бедный Александр Петрович Починок, который лег на абсолютно тривиальную операцию – его уговорили врачи именно этой клиники, сказали «Да что ты! Вот, всё замечательно». Он лег на банальное стентирование, он скончался от не просто геморрагического инсульта, а он скончался после того, как в течение 12-ти часов к нему никто не подходил и не мог поставить ему диагноз, хотя это высокопоставленный пациент. Да? Просто на него, извините, забили.

А у нас есть другой человек, которого я не буду называть, поскольку он, по счастью, жив, глава крупной госкорпорации, который решил, что, вот, чем поехать лечиться на проклятый Запад, он лучше себе в ведомственную клинику выпишет аппарат, который разбивает камни в почках, и обучит врачей на радость всем остальным им пользоваться. Уж не знаю, чему там учились врачи – вместо камней они ему разбили почку.

То есть даже для высшего класса проблема эта не всегда решается простым импортом оборудования. Но даже если представим себе, что она решится для элиты, то возникает вопрос. Я понимаю, что современное российское население со многим мирится. Но будет ли оно, условно говоря, мириться с тем, что его правители живут совершенно другое количество времени в совершенно других условиях? Это, возможно, проблема, которая просто встанет перед режимом, благодаря современной медицине, не через 30 лет, не через 40, а там станет через 5-10. На самом деле, она, конечно, уже встала, но сейчас, когда речь идет о сложных операциях в западных клиниках, ее просто не все понимают.

Но самое главное, что делают открытие Хоббс и Коэна (это к вопросу о парижских терактах), это то, что они делят мир на 2 части. Вот, есть один мир, где люди занимаются наукой, где они создают компании, где они совершают открытия, где Анна Войжицки предлагает вам за тысячу долларов секвенировать геном, где Хелен Хоббс предлагает вам решение холестерина. И другой мир, где как тысячу лет назад лидерство достигается через насилие. И Россия, которая называет этот первый мир «бездуховным и растленным» (а высокая духовность у нас связана с шубохранилищем), она должна понимать, что этот путь ведет во второй мир, где успех достигается насилием, где лечатся не мо моноклональными антителами, а цитатами из Библии или Корана. А лучше вообще не лечатся, потому что зачем лечиться – всё равно, когда умрешь, попадешь в рай. И мы должны задуматься, насколько нынешняя идеология, которая навязывается нам официальными властями, идентична, по крайней мере, в своей осуждательной части той идеологии, которая нам всем не очень симпатична.

И я возвращаюсь к самой страшной теме недели – терактам в Париже. Это не первые теракты, которые произошли во Франции. Был «Шарли Эбдо», была стрельба в кошерном супермаркете, был, наконец, Гренобль, когда человеку отрезали голову и воткнули рядом с отрезанной головой исламистский флаг. И, собственно, я возвращаюсь к тому, что невозможно бороться с этими терактами и с этой идеологией без того, чтобы современный западный истеблишмент не пересмотрел свою идеологию, порождением которой является исламизм, не пересмотрел свои ценности, которые он называет «современными европейскими ценностями», которые не имеют никакого отношения к тем ценностям, которые создали Европу, которые не имеют никакого отношения к идеям прогресса, свободного рынка, тем самым идеям прогресса, свободного рынка, порождениями которых являются и современная медицина, и новые лекарства, и те самые моноклональные антитела, и «цукерберги», и Google, и Facebook. А есть вот эта вот часть западного общества и есть совершенно другая вещь – современный западный политический истеблишмент, дитя левацких убеждений о том, что все должны любым униженным и оскорбленным.

И я хочу начать с замечательного романа Фредерика Форсайта, который был опубликован пару лет назад, который был посвящен борьбе с терроризмом, и в котором очередной Джеймс Бонд ликвидировал очередного джихадиста, который укрылся в Сомали, отключил интернет, общался с внешним миром исключительно посредством флешек. На этих флешках записывал на прекрасном английском свои призывы убивать неверных по всему миру.

И там ужасающе головоломная ситуация о том, как ликвидировали проповедника ненависти, которого было очень трудно вычислить, еще было труднее ликвидировать.

Вот, это литература. А реальная история – Хани Аль-Сибай, реальный проповедник ненависти, который вдохновил реального террориста, устроившего несколько месяцев назад побоище британских туристов на пляже в Тунисе. И, вот, в отличие от литературного своего прототипа реальный Аль-Сибай нигде не скрывается, тем более в глухой крепости Сомали, живет в Лондоне, в прекрасном особняке ценой миллион фунтов, предоставленном ему за счет британских налогоплательщиков, получает вместе с женой и пятью детьми 50 тысяч фунтов в год за счет тех же налогоплательщиков. Больше, чем получает английский солдат, сражающийся в Афганистане.

И после этого, конечно, когда происходят теракты, вдохновленные такими проповедниками, вот, западный истеблишмент левацкий разводит руками и говорит «Ну, что же мы еще можем сделать для этих бедных и оскорбленных людей?»

Собственно, вот эта маленькая разница между литературой и реальностью хорошо иллюстрирует ту простую закономерность, что при всей деструктивности идеологий и режимов, которые строят свою пропаганду на ненависти к открытому миру и противопоставлении ему собственной духовности, эта деструктивность является следствием дисфункциональности самого открытого мира. Частичной дисфункциональности.

Заметьте, я не говорю о бездуховности, как у нас любят говорить. Я говорю о том, что западный левый истеблишмент рассинхронизирован с некоторыми основами западного мира.

Я бы хотела вернуться к тому, что, вот, знаете, у человечества есть привычка убивать друг друга. В общем, несколько тысяч лет мы убиваем друг друга, мужчины, в основном, убивают, чтобы завладеть женщинами и ресурсами. И вопреки известному мифу о мирном дикаре, дикари убивают куда чаще.

Вот, есть такой человек Лоуренс Кили – он написал книжку «War Before Civilization». И он посчитал, что в XX веке со всеми атомными бомбами в войне в процентном отношении погибло в 20 раз меньше населения, чем при племенном строе.

Собственно, в результате почти 8 тысяч лет человеческой истории цивилизация по сравнению с варварами имела тот недостаток, что была, с одной стороны, более богата, а, с другой стороны, менее воинственна. И само ее процветание становилось причиной гибели, и какие-нибудь там города Шумеры были завоеваны Саргоном, а там 70 миллионов жителей Римской империи были завоеваны несколькими десятками тысяч германцев.

Эта уязвимость древних цивилизаций была замечательно отражена Платоном в его Притче об Атлантиде, которая, если переводить на современный язык, погибла оттого, что имела слишком большой ВВП.

И, вот, после изобретения огнестрельного оружия ситуация стала меняться. И после изобретения огнестрельного оружия достижения цивилизации стали гарантией ее процветания, а не гарантией ее гибели.

Вот, знаете, я, по-моему, уже приводила эту историю, но я не могу ее снова не привести, что когда викинги ограбили в X-XII веке Европу (а они были более бедными и поэтому более воинственными)... Но когда они приехали в Америку, то они ее покинули из-за военной опасности со стороны туземцев-скрелингов.

А в XVII-XVIII веке эти самые скрелинги, то есть индейцы уже не представляли для белых опасности, несмотря на то, что эти белые были куда менее воинственны, чем викинги.

Собственно, после изобретения огнестрельного оружия перестала действовать платоновская идея об Атлантиде, которая погибла от слишком высокого ВВП, и стала действовать еще недавно привычная нам идея о военном превосходстве цивилизации над варварами.

И, собственно, была циклическая история, вполне естественная для общества, в котором после распада Римской империи (в Британии, скажем) забыли гончарный круг. И, вот, идея циклической истории сменилась идеей прогресса.

часть 1 (начало)
часть 3 (окончание)

Юлия Латынина: Как взращивается терроризм

Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. Добрый вечер. Вернее, не добрый.
Вчера, в пятницу, 13-го через 2 недели после взрыва российского самолета, который наши власти до сих пор не могут признать терактом, серия скоординированных терактов в Париже унесла жизни 150 человек. Когда террористы в концертном зале «Батаклан» расстреливали людей, они кричали «Это вам за Сирию» на прекрасном французском. Напомню, что из 3 тысяч джихадистов европейских, уехавших в Сирию, около 1430 происходит как раз из Франции. 200 из них вернулись во Францию без каких-либо последствий. Всего французские спецслужбы наблюдают за где-то 1700 человеками, которые, как они считают, имеют симпатии к ИГИЛу, опять же без каких-либо последствий для этих замечательных людей.

Собственно, 3 вопроса. Первый, сколько из этих террористов местные ребята, которые год за годом слушали проповеди местных имамов о том, что пособия социальные, которые им платят, это пособия на джихад, и слушали от властей год за годом, опять же, что им все должны?

Второй. Сколько из них тех местных, которые были членами арабских банд, уже попадались и в тех местах жили, где полиция боится зайти, и тоже знали, что им все должны.

Третий. Сколько из них тех, кто повоевал в Сирии и вернулся назад?

Четвертый. Сколько из них тех самых беженцев, которых правящая французская либеральная тусовка приняла с распростертыми объятиями?

Итак, ребята кричали, что «Это вам за войну в Сирии!» Я об этом пишу подробнее в «Новой газете», о том, что эти теракты не из-за войны в Сирии, это из-за слабости Европы.

Та же самая Франция уже, между прочим, воевала в конце XVIII века в исламской стране, в Египте. Помните? Наполеон: «Ученых и ослов на середину». Не было никаких терактов по этому поводу во Франции.

В 1898 году Британская империя воевала точно против такого же ИГИЛа – он образовался в Судане, руководил им пророк, который называл себя Махди. Началось всё в 1885 году с разгрома английских войск и смерти генерала Гордона. Через 14 лет империя нанесла ответный удар, и в битве при Омдурмане религиозные фанатики 2 сентября 1892 года потеряли 10 тысяч человек, а английские потери составили убитыми 47 человек. Не припомню никаких махдистских терактов в Лондоне по случаю Омдурмана.

В Первой мировой войне Европа тоже воевала с исламским государством, союзники воевали с Турцией. Это была почему-то не религиозная война. Более того, арабы воевали на стороне европейцев под руководством полковника Лоуренса, который даже не принял ислам.

Во Второй мировой войне тоже в тех же самых местах, где сейчас исламисты, воевали европейцы. И почему-то когда в Африке сталкивались танковые армии Роммеля и Монтгомери, никаких исламистов не было не слышно и не видно ни с той, ни с другой стороны. Не было исламистов под Эль-Аламейном. Когда у Европы были танки, исламисты взяли выходной.

Более того, тот же самый Алжир, который сейчас переполнен исламистами, вел освободительную войну в течение 8 лет против той же самой Франции, в которой сейчас производят теракты. И поразительно, что война (НЕРАЗБОРЧИВО) не велась под знаменем ислама. Велась она под знаменем социализма, победивший алжирский народ радостно принялся строить социализм, а, вот, когда СССР рухнул, то тогда в Алжире образовалась группа Islamic Army, которая убила 100 тысяч мусульман в самом Алжире за то, что они верили в Аллаха не так, как правильно. Группа Islamic Army взрывала бомбы и захватывала самолеты во Франции со словами «Это вам за оккупацию!» И, вот, почему-то в период собственной оккупации этих прекрасных ребят не было ни видно, ни слышно. Нету сильного исламизма – есть слабая Европа. Была Европа сильна – исламисты были слабы.

Теракт этот случился потому, что президент Олланд выиграл выборы, благодаря голосам мусульман. Выборы Олланда были первые выборы в истории Франции, в которых голосование мусульманского меньшинства, хотя оно не такое уж и меньшинство (7,5% населения) оказалось решающим.

Этот теракт случился потому, что когда исламисты расстреляли в Париже редакцию еженедельника «Шарли Эбдо», то, конечно, Олланд первым порвал на груди рубашку со словами «Я Шарли», а после этого всё дело было спущено на тормозах – ни выводов, ни последствий.

Этот теракт случился потому, что полиция во Франции боится заходить в арабские кварталы, потому что сжигание машин кяферов стало любимым новогодним развлечением во Франции. И полиция не вмешивается, и вообще это мультикультурализм. При этом мультикультурализм не распространяется, скажем, на евреев, которые со страшной силой бегут из Франции в Израиль по причине физической опасности. Вспомним недавний расстрел, опять же во Франции, кошерного супермаркета.

Этот теракт случился потому, что в течение многих лет по ту сторону Средиземного моря от Франции находится государство Израиль, которое сражается со своим собственным ИГИЛом, который называется «Хамас», который считает, что всех евреев надо уничтожить, который этому учит с экранов телевизора на деньги ООН 6-летних детей. Который использует этих детей в раннем возрасте в качестве живого щита, а потом в качестве пушечного мяса. И всё, что вы услышите об Израиле по французскому телевидению, будет о том, что проклятая израильская военщина опять убила мирных людей, которые хотят только мира. То есть вы услышите политически корректный пересказ, рассчитанный на глупых кяферов пропагандой Хамаса.

Представляете, если бы израильское телевидение освещало теракты во Франции так, как французские госканалы освещают Сектор Газа? Оно бы сообщило, что вчера вечером французские империалисты расстреляли в центре Парижа 8 человек, которых эти же самые французские империалисты вынудили на отчаянные меры и которые, на самом деле, хотели только одного – молиться на своей собственной земле. Потому что, ведь, французская земля – она же земля ислама, она еще в VII веке принадлежала мусульманам, пока какие-то там кяферы каролинги ее не отобрали.

Этот теракт случился потому, что когда несколько месяцев назад французские таксисты устроили забастовку, во время которой проламывали головы конкурентам из «Убер» и их пассажирам, кстати, то французские власти встали на сторону громил и заявили, что преступников из «Убер» надо судить.

Ну, как тут исламистам не рассудить, что уж если таксисты при Олланде могут безнаказанно проламывать головы французам, то моджахедам сам бог велел?

Теракт этот случился потому, что когда во Францию хлынул поток беженцев и мэр городка Безье, основатель «Репортеров без границ» Робер Менар осмелился пройтись по квартирам, которые беженцы самовольно захватили… При этом Менар не выселял этих людей, не арестовывал, он просто говорил им «Ребят, вы понимаете, что это частная собственность, а вы взломали дверь?» То французская пресса реагировала так: «Менар – Гитлер, фашист и придурок».

Этот теракт случился потому, что когда венгерская журналистка Петра Ласло поставила подножку сирийскому беженцу с ребенком (поступок я ни в коем случае не одобряю, ужаснейший поступок: человек бежал от полицейского, ему поставили подножку). Беженец в результате был обласкан, получил пост тренера мадридского «Реала». Но проблема возникла потом, когда и сирийская правительственная пропаганда и, что гораздо более важно, курды заявили, что этот человек не просто сочувствующий террористам человек, а что он террорист, что он убивал курдов, что он убежал не из населенного пункта, занятого ИГИЛом, а из населенного пункта, занятого курдами. Они привели в доказательство этого собственный Facebook этого человека. Этот человек, который еще до этого (такой, тревожный звоночек) говорил, что он Петру Ласло никогда не простит, просто сказал «Да нет, это всё вранье. Я за мир».

И вместо того, чтобы продолжать расследовать, что произошло, просто сочувствующая бедным сирийским беженцам пресса западная этот вопрос замяла. Это называлось «Мы не хотим это слышать. Нам доказали, что этот человек террорист. Мы не хотим это слышать, нам нет дела. Он – бедный пострадавший».

В начале XX века в США была аналогичная проблема. Тогда очень много устраивалось террористами терактов в США, и это были, в основном, итальянцы-анархисты. И был принят закон о депортации иностранцев нежелательных. Можете себе представить, чтоб в современной Европе был принят акт о депортации в ИГИЛ?

А еще этот теракт случился потому, что когда в 2004 году на мадридском вокзале Аточа местная Аль-Каида взорвала 3 бомбы и убила 191 человек в знак протеста против участия испанцев в войне в Ираке, то испанцы ровно через 3 дня с треском прокатили на выборах партию, которая поддерживала войну в Ираке, и из Ирака убрались.

Причина нынешних терактов не в том, что Франция воюет в Сирии, а в том, что она не является мусульманской. Европейская цивилизация является для исламистов абсолютным злом точно так же, как для христиан во II-III веке нашей эры таким злом являлась уничтоженная ими античная цивилизация.

Исламисты не успокоятся, пока Нотр-Дам не станет Мечетью Парижской Богоматери, пока француженки не наденут паранджу, пока в Сорбонне вместо ядерной физики не станут преподавать Коран, и ни один представитель французского либерального истеблишмента этого никогда вслух не признает.

Собственно, чем кончится, как я думаю? Я думаю, что кончится тем же, чем кончилось после стрельбы в кошерном супермаркете и в «Шарли Эбдо». Или в Гренобле, где отрубили тоже голову исламисты человеку. Франсуа Олланд порвет на груди рубашку. Он уже выступил не хуже Путина со словами о том, что не запугают нас, сплотимся, объединимся. А дальше начнется бизнес как обычно, потому что есть правящая европейская антибуржуазная элита, повзрослевшие и получившие власть выпускники парижских студенческих бунтов 1968 года. Они слишком много инвестировали в антибуржуазный пафос, в мультикультурализм, в вину перед угнетенными трудящимися Востока, в обличение израильских фашистов.

Вот, я не поленилась, я зашла на сайт любимой газеты «The Guardian», которая уже радует нас аналитикой по поводу того, почему это произошло, и прочла сакраментальное, что «вот, обида, которую чувствуют разочарованные молодые мужчины и женщины из обделенной возможностями комьюнити, которые подвергаются частой дискриминации». Во-во! «Мы им должны, мы их притесняем. Что мы еще можем сделать для этих бедных людей?»

Будет так до тех пор, пока на выборах победит Марин Ле Пен или пока последующая война мирных угнетенных товарищей не захватит сразу Елисейский дворец.

Так вот, собственно, самое интересное – это тактические последствия всего, что произойдет после этого теракта, потому что теоретически проблемы нет. То есть проблема есть, проблема большая, но она решаемая. Для ее решения надо перестать быть фарисеями, перестать при виде любого человека, который требует в Лондоне ввести законы шариата, говорить, что он несчастный человек, как мы ему должны.

Более того, для ее решения даже не нужно воевать с Сирией. Первое решение – это принятие актов, аналогичных американскому акту о депортации нежелательных иностранцев. Вот, все те прекрасные люди, вот все те 1700 человек, за которыми сейчас наблюдают французские спецслужбы, надо депортировать их на территорию Сирии. Там не надо их неволить проживать в этой страшной кяферовской стране – пусть они там строят халифат, вперед: «Мы вас на территории кяферов не задерживаем».

Второе, это отмена всех пособий беженцам. Третье, это отмена всех пособий вообще, чтобы не было такой ситуации, когда работающая француженка рожает одного ребенка, а на уплачиваемые ею налоги содержит семерых, которые родились в несчастной мусульманской семье, которой она должна.

Четвертое. Вот, к вопросу о насильственных действиях. Я думаю, что надо поучиться у самого ислама. Вот, есть такая замечательная страна Персия, которую в свое время завоевали мусульмане, в которой была древняя государственная религия зороастризм. И никто не обращал огнепоклонников в ислам насильно. Был принят ряд замечательных законов, с моей точки зрения, просто прекрасных законов. Например. Если ты зороастриец, а твой раб обратился в ислам, то раб получает свободу. Или если ты зороастриец, а один из твоих сыновей обратился в ислам, то он наследует всё твое имущество, а те другие сыновья, которые остались зороастрийцами, они пусть идут лесом.

И вы знаете, в результате этих замечательных законов Персия стала мусульманской через несколько веков. Вот, давайте подумаем, как принять такие законы, чтобы не травмировать нежные чувства тех людей, которые не просто являются мусульманами, а еще и страшно переживают, что они вынуждены жить в обществе этих проклятых кяферов. Давайте примем закон, согласно которому вот те люди, которые являются исламистами, живущими на территории Франции – ну, не надо, чтобы они ходили в эти страшные больницы кяферов, где их встречают женщины с открытыми лицами, давайте, наоборот, поможем им, создадим им специальные больницы для мусульман, где доктора будут с закрытыми лицами. Может быть, правда, эти больницы будут предоставлять, ну, медицинские услуги примерно на таком уровне, на котором они предоставляются в современной Сирии? Ну, нельзя же оскорблять этих замечательных людей, которым наносится такая большая душевная травма женщиной-доктором с открытым лицом. Ну, никак нельзя их оскорблять.

Или, опять же, зачем этим замечательным людям платить пособие с кяферских денег? Ведь, это их оскорбляет в их религиозных лучших чувствах. Вот, есть закят, мусульманская взаимопомощь – давайте платить им только закят. Может быть, это получится не так много, но… Но что же делать, да? Зато их никто не оскорбляет.

Ну, естественно, мне что-то подсказывает, что никакой Олланд таких решений не примет, потому что есть истеблишмент, который получил свой статус именно на пособиях и состраданиях. Я не буду тут кидать во французский истеблишмент никаким камнем, потому что… Ну, чего нам на зеркало пенять, когда у самих рожа крива? Вы можете себе представить, чтобы, скажем, Путин стал вмешиваться в дела в Чечне?

Что ж касается Сирии, ответ: не надо бороться с ИГИЛ, потому что это вот ровно та самая ситуация, когда как в басни Эзопа чем больше вы бьете склоку палкой, тем выше она растет. ИГИЛу только и надо, чтобы с ним боролись и чтобы проклятые кяферы угнетали мусульман. Пусть борется с ИГИЛом Асад. Вот, если никто не хочет и не может решить дело Омдурманом, поручите, делегируйте это дело «башарам асадам» и всяким другим прекрасным ребятам, не вмешивайтесь и пусть ребята на своей территории строят всё, что хотят.

Из Парижа я переношусь в Калифорнию, в историю, с которой я, собственно, хотела начать разговор, если бы не было Парижа. Я даже думала, а стоит ли после Парижа? И наоборот, поняла, что очень стоит. Ровно потому, что планета Земля поделилась на 2 мира. Один мир живет в XXI веке, а другой живет в веке XIV-м. И рано или поздно нам в России придется выбирать, в каком веке мы хотим жить? Мы хотим жить вместе с различными высокодуховными людьми, которые режут головы, но рассуждают о духовных ценностях и презирают окружающую презренную западную цивилизацию? Или мы хотим жить в западной цивилизации, скажем, до 100 лет и не болеть?

Так вот в прошлое воскресенье, 8 ноября в Калифорнии присуждали Breakthrough Prize за практические прорывы в биологии и медицине. Я напомню, что он основан молодыми IT-миллиардерами, включая российского бизнесмена Юрия Мильнера, а также Марка Цукерберга, Сергея Брина, Джека Ма, китайского бизнесмена, основателя Alibaba, который присоединился к ним впоследствии, поскольку структура премии имеет открытый тип – хотите, присоединяйтесь и платите свои 3 миллиона долларов за то, за что вам важно. Потому что одна из целей премии очень шкурная – пожить подольше. Например, Сергей Брин просто не скрывает, что у него есть ген, который очень с большой вероятностью приведет в старости к болезни Паркинсона, и очень бы хотел не заболеть болезнью Паркинсона. Один из способов это сделать – это вернуть науке статус большой новости, вернуть науке статус большого события. Ну и есть еще такая шкурная, я думаю, вещь, за которую очень благодарна, потому что премия дает возможность мне и таким как я рассказать о фундаментальных прорывах, которые совершились только что. Потому что журналист, к сожалению, сам не может оценить фундаментальность прорыва, он является идиотом, его обязанность заключается в том, чтобы рассказать об этих прорывах словами, которые понятны таким же как он. И, вот, журналист может пересказать, что произошло, но журналист не способен оценить. Премия дает ему оценку и эту возможность.

И вот в этом году одна из премий, которая была вручена Хелен Хоббс – ей 63 года и она молекулярный биолог из Техаса. Не единственная премия, которую она в этом году получает – она через 10 дней получает еще одну награду, Pearl Meister Greengard Prize, но за одно и то же. Хелен Хоббс и ее коллега Джонатан Коэн, очень возможно, решили для тех людей, которые могут заплатить 14 тысяч долларов, раз и навсегда проблему высокого холестерина, проблему атеросклероза, который в современном мире является причиной смертности №1. Меня это шкурно интересует, потому что у моей мамы высокий холестерин, у меня будет высокий холестерин (генетика, ну и шоколад, который я жру).

И если говорить очень коротко, то дело началось с того, что в 2007 году Хоббс и Коэн нашли женщину, 32-летнюю женщину – она фигурирует во всех документах под псевдонимом Шарлин Трейси, у которой было аномально низкое содержание LDL-холестерина в крови, 14 мг против 100, которые являются нормой. Причиной была генетика, 2 мутации в гене, который называется PCSK9. И в результате их действий уже в 2015 году, то есть в этом году FDA одобрило 2 лекарства, которые появились на рынке. Одно называется Praluent, другое называется Repatha, которые действуют как ингибиторы этого самого гена, то есть фармакологическим путем позволяют выключить тот ген, который в организме Трейси выключен, благодаря генетике.

На мой взгляд, еще одна важнейшая часть истории заключается в том, что это открытие являлось следствием гигантского проекта правительства США по расшифровке генома человека, который был полностью завершен в 2003 году. И хотя эта расшифровка продолжалась 13 лет и стоила миллиарды, уже сейчас технология настолько проста, что уже в 2006 году была основана компания 23andMe, которая принадлежит, кстати, экс-супруге Сергея Брина Анне Войжицки, которая тоже является спонсором Breakthrough Prize. Теперь вы можете секвенировать ваш геном за тысячу долларов. И сразу после завершения «Human Genome Project», естественно, родилось гигантское количество исследований. Одни исследования сравнивали геномы больных людей, скажем, больных диабетом с контрольной выборкой из здоровой популяции, а другие исследования, в том числе Хоббс и Коэн, они пытались делать противоположное – они искали не ген, отвечающий за болезнь, а мутацию, которая ведет к ее отсутствию. По опыту было понятно, что мутация будет редкой. Требовалось секвенирование гигантского количества людей. Первоначальный проект Хоббс и Коэн подразумевал секвенирование 3,5 тысяч обитателей Далласа. И к тому времени, когда этот проект был завершен, было уже известно, что за суперпроизводство холестерина отвечает мутация в гене, который в процессе исследования, собственно, и окрестили PCSK9.

И когда Хоббс и Коэн проверили этот ген по своей выборке, то они нашли, что у 2% черных и 3% белых из их выборки были 2 разные мутации, каждая из которых ломала этот ген, приводила к снижению плохого холестерина в крови.

Они расширили выборку. В конечном итоге они стали работать в рамках гигантской американской программы, которая существует с 1987 года, и нашли, опять же, вот эти 2 мутации. Одна – 2% афроамериканцев – она приводила к снижению плохого холестерина на 28%, снижала риск заболеть атеросклерозом на 88%. Другая наблюдалась у 3% белых, приводила к 15-процентному снижению холестерина и 47-процентному снижению заболеваемости.

Фишка тут состояла в том… Вот, что делает этот ген? Он вырабатывает белок, который связывает тот рецептор, который удаляет из нашей крови плохой холестерин. То есть, грубо говоря, если считать этот плохой холестерин преступником, а белок полицейским, то вот этот ген вырабатывает нехороший белок, который ликвидирует полицейских зачем-то.

Ну и, собственно, именно в рамках этого гигантского исследования была найдена вот эта девушка Шарлин Трейси, которая была здорова как бык, у которой было сразу 2 мутации, одна из которых была известна, а другая была совершенно новая, прямо у нее случившаяся. И в результате у нее был уровень плохого холестерина 14 мг на 100 мл при норме в 100, и никаких отрицательных последствий.

Тут очень важный момент. Вы спросите «А если эта мутация такая хорошая, чего же она не случилась давно?» И вот мы по этому поводу говорили с Михаилом Гельфандом, заместителем Директора Института проблем передачи информации РАН. Он очень остроумно мне напомнил, что, в общем-то, человеческая эволюция – она проходила в отсутствие Макдональдса. Потому что если вы возьмете человека вот с этой замечательной в городских условиях мутацией и поместите его обратно в джунгли, то, скорее всего, ему придется очень плохо.

В общем, так или иначе итогом открытия Хоббс и Коэн стало создание лекарства, которое эквивалентно химическому выключению гена PCSK9. Ген по-прежнему производит белок, этот белок атакует моноклональные антитела (это одна из самых эффективных и самых дорогих технологий, известных в современной медицине) и выводит из организма.

Перерыв на новости.

НОВОСТИ

часть 2 (продолжение)
часть 3 (окончание)

"Да ты что, сукин сын, казённые земли разбазариваешь? Так никаких волостей не напасёшься!"

Источник: http://viktor-ch.livejournal.com/867624.html#t15700264


Dimitri Palagniouk

БОЛЬШАЯ РОССИЙСКАЯ ДЫРКА.
Подытожим.
Итого, Китай возьмёт у России в аренду на 49 лет всего 315 тыс гектар.
Заплатит Китай в районе 250 рублей за гектар в год.
Математика : 315000*250*49 =3858750000 рублей.
3миллиарда 858миллионов 75тысяч рублей.
А в долларах 3858750000/60=64 312 500
Итого пусть будет 65 миллионов долларов.
Знаете ли вы что Забайкальский край это не только земля, это Лес, водоёмы, уникальные животные?
Я молчу за множественные полезные ископаемые, там золото под ногами лежит, знали? Если китайцы почувствуют что землю может даже придётся вернуть. То там будет оставлена одна большая яма и это будет уже не земля а пространство.

Что имеет территория которое будет сдана в аренду Китаю.
1) Большие площади залежей бурого угля.
2) Оловянные руды. Олово сегодня применяется во многих отраслях. Это дорогой метал. цена олова 1000 рублей за килограмм.
3) Полиметаллическая руда, а это свинец, цинк, медь, золото, серебро, кадмий, олово, индий и галлий.
4) Железная руда.
5) Молибденовые руды, это дорогой метал , цена Молибдена около 30 000 $ за тону. В обычной лампочке светится именно он. Также используется в изготовленияx очень многих электронных деталях.
6) Золото. На карте СССР в этом районе обозначили 3 крупных места рождения. Но на самом деле оно там почти везде. Китайцы ещё тогда добывали не легально золото перебравшись через границу. Часто за китайскими добытчиками золота охотились наши любители драгоценного метала, отстреливая их на пути возврата.


Metrojet Flight 9268: Пока неясно, где правда, но её уже закапывают российские СМИ под горами лжи

Оригинал взят у smoliarm в Metrojet Flight 9268: Две цитаты
И НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ


Фото: Reuters/Toby Melville

Цитата первая
Радио Свобода:
«Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 5 ноября заявил, что версии о причинах крушения над Синайским полуостровом может выдвигать только следствие, а все остальные предположения носят характер спекуляций».

Цитата вторая
kremlin.ru:
«Телефонный разговор с Премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном
Лидеры обменялись мнениями по ситуации вокруг крушения российского самолёта над Синайским полуостровом. Владимир Путин подчеркнул, что в оценках причин произошедшего необходимо оперировать данными, которые прояснятся в ходе ведущегося официального расследования».

Прекрасные цитаты. Хочется даже сказать «золотые слова»...
Но к этой чайной ложке правильных слов прилагается бочка дёгтя – слов совсем других.
Collapse )

И последний вопрос: на ком шапка горит?