Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Тучи над городом встали, в воздухе пахнет грозой...

Мы войны не хотим, но себя защитим,
Оборону крепим мы недаром,
И на вражьей земле мы врага разгромим
Малой кровью, могучим ударом!
Василий Лебедев-Кумач, 1938


Выхожу один я на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.
Ночь тиха, пустыня внемлет Богу...
Впрочем, речь пойдет не обо мне.

На другом конце родного края,
Где по сопкам прыгают сурки,
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.

Три ложноклассических японца —
Хокусай, Басё и Як-Цидрак
Сговорились до восхода солнца
Наших отметелить только так.

Хорошо, что в юбочке из плюша,
Всем известна зренья остротой,
Вышла своевременно Катюша
На высокий на берег крутой.

И направив прямо в сумрак ночи
Тысячу биноклей на оси,
Рявкнула Катюша что есть мочи:
— Ну-ка брысь отседа, иваси!

И вдогон добавила весомо
Слово, что не сходу вставишь в стих,
Это слово каждому знакомо,
С ним везде находим мы своих.

Я другой страны такой не знаю,
Где оно так распространено.
И упали наземь самураи,
На груди рванувши кимоно.

Поделом поганым самураям,
Не дождется их япона мать.
Вот как мы, примерно, поступаем,
Если враг захочет нас сломать.

Игорь Иртеньев, 1996

Дмитрий Быков ТИФЛИССКАЯ БАЛЛАДА

Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // "Новая газета", №54, 23 мая 2016 года

tiflis.jpg

ТИФЛИССКАЯ БАЛЛАДА

Не дождетесь от меня худого слова
Об Отечестве, где нынче так черно,
Ибо я устроен так же бестолково,
Непутево и угрюмо, как оно.

Поглядишь на украинца и грузина
С тайной завистью и явною виной —
До того ли им уютно и едино!
Это мы сплотили их, никто иной.

Мне знакомо с той поры, как я родился,
Это вечное «Руки не подаем»,
Это чувство умиленного единства
Всех иных при появлении моем.

Враг народа — что за титул! Молвить сладко.
Мы равны своим врагам, клянусь башкой.
Вскормлен злобою, в которой недостатка
Нет и не было — и вырос вон какой.

И охота отделиться от России,
Да не впишешься ни в Киев, ни в Баку.
Что поделаешь, уж очень мы большие.
Дорастила до себя, мерси боку.

Как я знаю, что такое быть изгоем!
И поэтому страна моя изгой
С вечной склонностью топтать себя назло им
Мне значительно милей любой другой.

Полноправный гражданин страны-изгоя
Так же мнителен, и зол, и языкат:
Хоть она меня травила за другое,
Но ведь важен не процесс, а результат.

Идеальная среда ее — осада,
И с детсада это в кровь мою вошло,
Хоть меня как будто не за что — с детсада,
А ее по разным меркам есть за что.

Я могильщик, а она моя могила,
Нас сплотило подозренье и чутье,
И не важно, что она меня чморила
Унизительней, чем мир травил ее.

Переполнены брезгливостью и спесью
И повязаны проказой навсегда,
Мы взираем друг на друга с дикой смесью
Омерзенья, узнаванья и стыда.

Потому-то я привязан, будто к гире,
К обреченной и безрадостной стране —
Ибо знаю, каково России в мире,
Ибо помню, каково в России мне.

Мечты о выходе к незамерзающим водам Индийского океана возродились по-новой?



    Россия назло туркам будет рыть канал из Каспия в Персидский залив?

    сейчас начинает разноситься волна о том, что Россия совместно с Ираном планирует построить альтернативу турецкому проливу, в виде искусственного судоходного канала из Каспия в Персидский залив! Таким образом, корабли ВМФ РФ смогут в обход Турции попадать прямиком в Персидский залив - регион геополитических интересов США!


    В своей книге "Последний бросок на Юг", Жириновский, подчеркивая необходимость военного присутствия России в акватории Индийского океана, отметил что "русский солдат омоет сапоги в Индийском океане".

    Но он не оригинален.


    Целыми веками общество наше воспитывалось на идее о походе в Индию

    Часто приходилось мне идти против господствовавшего течения, и немало я платился за это собственным благополучием и карьерой. Позднейшие события показали, что в некоторых вопросах государственного значения я не заблуждался. Воздержусь от повествования о разных мелочных событиях; укажу здесь только на вопрос капитальной важности, ввиду вкоренившегося в нашем общественном мнении убеждения о легкости для России вторжения в Индию. Целыми веками общество наше воспитывалось на идее о походе в Индию. Вместе с молоком матери мы всасывали взлелеянную мечту о распространении нашего оружия за Гиндукушский хребет, в самую колыбель человечества, в сказочную страну мировых сокровищ, чтобы попутно свести здесь все старые счеты с Англией.

    Трудно сказать, на чем базировалась такая легкомысленная самоуверенность, которая не желала считаться ни с какими условиями географическими, стратегическими и иными. Плодилось немало невежественных и легковесных статей и брошюр, которые усиленно толкали Россию по направлению к Индии, насыщая наше общественное мнение опасными химерами.

    Вот мне и хотелось вызвать «дискуссию» по этому вопросу в среде офицеров Генерального штаба. Для этого я просил разрешения начальства издать перевод на русский язык нашумевшей в Англии брошюры «Can Russia invade India». В ответ на мое ходатайство Духовской приказал мне сделать сначала сообщение в закрытом собрании, доступном только для генералов и офицеров Генерального штаба; а «там видно будет». Мне, однако, сейчас же после моего доклада видно было, что он не пришелся по вкусу, хотя никто ничего не возражал; а один из товарищей по Генеральному штабу, полковник Н.Н. Юденич - всегда прямой и откровенный - даже пожал мне руку, пробурчав, что давно надо было сказать то, что я высказал.

    Понадобилась тяжкая для России катастрофа на Дальнем Востоке, чтобы наше правительство отрезвилось в своих пустопорожних угрозах относительно Индии. Только в 1907 г. - 10 лет спустя после моей проповеди в Ташкенте - заключено было англо-русское соглашение, в котором Россия откровенно, и раз навсегда, отказалась от всяких агрессивных намерений по направлению к Индии. Только тогда и оказалось возможным издать мою книгу «Соперничество России и Англии в Средней Азии». Тогда и министры, как Куропаткин, всегда бравировавший в вопросе об Индии, умудренный горьким опытом, несколько поумнел, и в своем знаменитом «отчете», после Японской войны, он пост совсем с другого тона: «Те жертвы и опасности, которые мы испытываем или предвидим на Дальнем Востоке, должны были бы быть предостережением для пас, когда мы мечтаем о выходе к незамерзающим водам Индийского океана».

    М.В. Грулёв. Записки генерала-еврея, М.: Кучково поле; Гиперборея, 2007.
    Судьба автора книги уникальна для России рубежа XIX-XX вв. Родившийся в простой еврейской семье, он сделал успешную военную карьеру: окончил Академию Генерального штаба, достиг генеральского чина. В своих воспоминаниях он дает широкую панораму жизни России того времени: еврейских местечек, военных гарнизонов, Академии, жизни столицы, Сибири, Кавказа, Туркестана.

    Деды воевали...

    КАК НАЧИНАЛОСЬ...

    Дрожат одряхлевшие кости
    Земли перед боем святым
    Сомненье и робость отбросьте!
    На приступ! И мы победим!

    Нет цели светлей и желанней!
    Мы вдребезги мир разобьем!
    Сегодня мы взяли Германию,
    А завтра – всю Землю возьмём!

    Так пусть обыватели лают –
    Нам слушать их бредни смешно!
    Пускай континенты пылают,
    А мы победим всё равно!..

    Пусть мир превратиться в руины
    Всё перевернется вверх дном
    Мы – юной земли властелины –
    Свой заново выстроим дом!

    Ганс Баум 1933г.





    И чем кончится
    1946
    Была тесна когда-то им Европа, -
    Теперь их всех вместил тюремный дом.
    Вот Геринга жилье, вот - Риббентропа.
    Здесь Франк проводит ночь перед судом.

    Фон Розенберг, как волк, по клетке бродит,
    И ничего он в будущем не ждет.
    Он знает: год сорок шестой приходит
    И не вернется сорок первый год.

    Злодеям поздравлять друг друга не с чем.
    От мира отделяет их засов.
    И кажется им тяжким и зловещим
    Полночный голос башенных часов.

    Вдруг на стене явилась единица.
    За ней девятка место заняла.
    Четверка не замедлила явиться.
    Шестерка рядом нá стену легла.

    И чудится злодеям, что шестерка
    Искусно сплетена из конопли
    И, ежели в нее вглядеться зорко,
    Имеет вид затянутой петли!

    С.Маршак, 1946

    гоголь в чате (1 и 2)

    Оригинал взят у mr_k_bx в гоголь в чате (1 и 2)

    Гоголь в чате: Казнь ноутбука
                 
                       

    Гоголь в чате. Выдворение жриц любви
                     
    пока не очень, но есть надежда....
                     

    Андрей Макаревич: Со скрипом часы крутанутся назад, вот время и встало

    urif

    9 февраля 2016, 00:08:17 UTC

    Со скрипом часы крутанутся назад, вот время и встало.

    Вы 70 лет лизали им зад, вам этого мало.
    Свободен в движеньях великий народ, что очень приятно.
    Хлебнули свободы, гляди-ка - не мед, поедем обратно.
    К чему мордоваться нам сквозь бурелом, где пни да коряги,
    Мы смирно в знакомое стойло пойдем под красные флаги.

    Не надо невиданных гор и морей, была бы охота:
    Гораздо спокойней и как-то милей родное болото.
    Поверим опять в доброту сволочей до новой до крови,
    И выберем сами себе палачей - нам это не внове.

    Отнимем, разделим, достанется всем, наполним корыто.
    Под сводами храма устроим бассейн, теперь только крытый.

    Не дай только Бог призывать нас к огню да на баррикады.
    И я никого и ни в чем не виню, так всем нам и надо.
    Не пью валидол, не бегу на вокзал, душа подустала.
    Я просто с привычной тоской осознал, насколько нас мало.
    Спустя 20 лет я опять осознал, насколько нас мало...

    Андрей Макаревич.
    https://www.youtube.com/watch?v=sv434mrbo1c

    Денис ДРАГУНСКИЙ "Конфеты Достоевского", или Книжки надо было читать правильные!

    Оригинал взят у novayagazeta в Конфеты Достоевского

    Дорогой писатель Достоевский! Где моя конфета?
    Вот конфеты, которые моей прабабушке подарил Достоевский. Конфеты, конечно, съели.

    Но вот красивая жестяная коробочка, в которой лежали конфеты. Коробочки больше нет. Прабабушкин сын взял эту коробочку, чтобы держать в ней табак, когда ушел на войну. На войне его убили и закопали. Наверное, вместе с этой коробочкой.

    Collapse )