June 21st, 2016

ЯБЛОКО против четырёх оттенков серого на выборах в Госдуму России в сентябре 2016 г

Оригинал взят у aleks_melnikov в ЯБЛОКО против четырёх оттенков серого

Выборы в Госдуму объявлены на 18 сентября 2016 года.

Главная интрига этих выборов – противостояние ЯБЛОКА и путинского охвостья – КПРФ ЕР ЛДПР СР. «Четыре оттенка серого» - так метко «яблочник» Борис Вишневский назвал эту четвёрку.

Вот их замечательный портрет:



Главная задача ЯБЛОКА на выборах в Госдуму – создать условия для решительных перемен в стране, которые возможны только в случае избрания Григория Явлинского президентом России. Его кандидатура уже выдвинута ЯБЛОКОМ.

Создание ЯБЛОКОМ фракции в Госдуме, преодоление 5%-ного барьера позволит зарегистрировать на выборы президента Григория Явлинского без сбора подписей, не дать российскому начальству возможности уничтожить конкуренцию.

Голосуйте за ЯБЛОКО! Голосуйте за Григория Явлинского!

Григорий Явлинский: Петербургский форум: политика уничтожает экономику

Оригинал взят у gr_yavlinsky в Петербургский форум: политика уничтожает экономику

Форум в Петербурге показал несколько вещей. Это был форум не про инвестиции и даже не про экономику...

Об экономике говорили все, но ничего нового не сказали ни Силуанов, ни Набиуллина, ни Кудрин. В докладе Путина, как и раньше, речь шла о многих важных вещах, но убедительных практических решений по улучшению отвратительного предпринимательского климата и снижению вмешательства государства в бизнес президент не сформулировал. Цитата: «Отечественное судебное сообщество за последнее время уже многое сделало для улучшения качества правосудия. Позитивную роль в обеспечении единства правоприменения сыграло и объединение Верховного и Высшего арбитражного судов». Вот и всё, лучше не скажешь.

Главные решения теперь будут приниматься вновь создаваемым Советом по стратегическому развитию с «проектным подходом» под управлением Путина и Медведева. Там будут повышать производительность труда, улучшать деловой климат, содействовать малому и среднему бизнесу, поддерживать экспорт… Зачем тогда нужны правительство, Экономический совет, ЦСР, АСИ и прочее — непонятно.

Экономика в плохом состоянии: за два последних года прямые иностранные инвестиции в Россию сократились с $70 млрд до $5 млрд, перспективы невнятные. Однако ясности по поводу того, что надо или хотя бы что будут делать, на форуме так никто и не добавил.

Проект «большой Евразии», который, видимо, должен был стать центральным моментом, — идея не новая и крайне аморфная, чтобы говорить о ней как о чем-то реально серьёзном.

Реально другое: товарооборот Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с третьими странами в 2015 году упал на 34%. Объемы взаимной торговли внутри союза в пересчёте на доллары снизились на 25%.

Закончив с формальным докладом, отвечая на вопросы и вступая в полемику, Путин ясно дал понять: никаких изменений ни во внешней, ни во внутренней политике России не предвидится, противостояние с США лишь усилится (особенно в части ПРО), главный акцент в экономике по-прежнему будет на трубопроводах и сырье. Даже футбольные фанаты будут «метелить» всех, кого надо, по-прежнему.

Высокопоставленные иностранцы — Саркози, Юнкер, премьер-министр Италии Маттео Ренци — приехали для того чтобы, как говорится, пользуясь случаем, сказать прямо, не через СМИ, всей собравшейся вместе российской элите: ничего другого, чем то, что есть сейчас, не ждите, ни на что не надейтесь. Вежливые разговоры, обеды, ужины, панели — это пожалуйста. Но никаких поблажек и отступлений от политики изоляции и санкций не будет.

С Россией развитые страны готовы иметь дело: торговать, инвестировать, осуществлять совместные проекты, взаимодействовать по проблемам безопасности, терроризма и так далее. Но для этого Россия должна стать понятной и предсказуемой, вернуться к соблюдению международных правил и договоров: полностью выполнить минские соглашения, выйти из Донбасса, прекратить агрессию против Украины, начать решать проблему незаконного присоединения Крыма... То есть вернуться к политике, соответствующей современной стране, и прекратить отвечать на все проблемы в стиле «сам дурак». Споры и перепалка российской стороны с иностранными гостями были неубедительными и свидетельствовали о глубоком непонимании устройства мировой политики в XXI веке.

Многим на форуме было понятно главное, но вслух никто правду так и не сказал: нынешняя политика уничтожает экономику, при нынешнем политическом курсе у российской экономики нет перспективы.

Эволюция вырождения, или Чем заканчивается "либеральный империализм"


Сдача и гибель Анатолия Чубайса

...Чекисты пороли Чубайса на кухне «Вороньей слободки», более известной как дачный кооператив «Озеро» — за неправильное обращение с электрической энергией. Заодно — и за все прочие грехи.

И покуда его пороли, Анатолий Борисович сосредоточенно думал о значении русской интеллигенции, а равно — о трагедии русского либерализма.

А может, так надо, — думал он, дергаясь от ударов и разглядывая темные, панцирные ногти на ноге одного бывшего министра и соучредителя «Озера». — Может, именно в этом искупление, очищение, великая жертва?...

Примерно такая картина, навеянная мгновенной литературной ассоциацией, предстала у меня перед глазами, когда я прочитал интервью Чубайса
радиостанции Business FM на Петербургском экономическом форуме.

Если кто не помнит или вовсе не читал «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, в этом романе есть глава «Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции», героя которой, карикатурного псевдоинтеллигента, секут розгами малосимпатичные — мягко говоря — соседи по коммунальной квартире, а он пытается найти философское оправдание своей неспособности дать отпор торжествующему хаму.

Более того, когда на пороге «Вороньей слободки» вдруг появляется Остап Бендер, прерывая экзекуцию, и спрашивает у Лоханкина, хороши ли его соседи, тот отвечает: «Прекрасные люди!»

— Но ведь они, кажется, ввели в этой квартире телесные наказания? — замечает Бендер (кстати, единственный вызывающий симпатию герой книги, не лишенный ума и интеллекта, который честно признается, что ему не нравится жить при советской власти).

— Ах, — отвечает Лоханкин проникновенно, — ведь в конце концов кто знает! Может быть, так надо! Может быть, именно в этом великая сермяжная правда!

С тех пор Васисуалий Лоханкин с его «великой сермяжной правдой» стал синонимом советского и постсоветского интеллектуала, готового не только сносить всевозможные унижения от ликующей гопоты и вельможного быдла, но и оправдывать неспособность — или нежелание — постоять за себя высшими соображениями, вроде «неизбывной вины интеллигенции перед простым народом».

Порой самооправдание иных «лоханкиных» приобретало весьма наступательный и агрессивный характер.

По мне, так Анатолий Чубайс ведет себя в интервью Business FM именно таким образом. Особенно — когда, явно обращаясь к былым соратникам, оказавшимся, как он отлично знает, в эмиграции не по своей воле, заявляет:

«Если тебе не нравится этот народ — так, дорогой, тогда и не пытайся заниматься этим народом, этой страной, а занимайся другой страной и другим народом. А если ты занимаешься этой страной, тогда будь добр исходить из того, что есть вещи, которые поважнее, чем ты и твоя идеология, и это — народ этой страны».

Тут же Чубайс делает чудесное открытие: оказывается, действующая власть в России реально опирается на поддержку большинства, не важно — в 86 процентов, больше или меньше.

Ну да, соглашусь я немедленно, власть Сталина, Гитлера или Муаммара Каддафи тоже опиралась на поддержку большинства народа. Только вот стоило вождю умереть или быть убитым, как от поддержки народной не оставалось и следа. У нас любили и Хрущева, и Брежнева, и Горбачева, и Ельцина — и как же мимолетна оказывалась эта любовь! И к Путину народная любовь тоже когда-нибудь быстро развеется, как будто и не было ее вовсе.

Но пока она еще жива, Чубайс спешит оставаться
«в тренде» и рассуждает о том, что нужно создавать национальный российский, настоящий либерализм, который отличался бы своими ценностями от ценностей либертарианских, которые являются по сути своей космополитическими.

Напомните, где и когда мы это уже слышали — нет, не про «либеральную империю» — про то, что пора начинать борьбу с безродными космополитами?

Тем временем Чубайс доносит до высочайшего сведения, что у тех либералов, которые собираются на всякие зарубежные сходки вроде мартовского «Форума свободной России» в Вильнюсе, либерализм вообще носит маргинальный, антинародный характер.
«Это я бы определил одним словом — вырождение», говорит Чубайс.

А вот я определил бы этим же самым словом — «вырождение» — эволюцию самого Анатолия Борисовича.

Можно сформулировать и по-другому. «Сдача и гибель советского интеллигента» — так называется книга, которую написал полвека назад покойный Аркадий Белинков, писатель, литературный критик, бывший лагерник с 58-й статьей, диссидент, а под конец жизни — невозвращенец, добровольный эмигрант.

После книги Белинкова, как это порой случается, тема конформизма и коллаборационизма, уничтожающих трусоватых и ни в чем не твердых интеллектуалов, пусть даже бесконечно ярких и талантливых, закрыта едва ли не навсегда.

Формально эта книга — про драму писателя Юрия Олеши, погубившего себя как личность и как литератора после того, как он принял правила игры, диктовавшиеся системой. Но по сути, это книга — про всех. И про Олешу, и про его блестящих современников — Эйзенштейна, Шкловского, Эренбурга, Алексея Толстого. В некотором смысле — и про Чубайса тоже.

Аркадия Белинкова ругали: зачем он ведет огонь по своим? Зачем с такой яростной бескомпромиссностью обличает далеко не самых плохих и не самых подлых представителей советской интеллигенции, когда — куда не плюнь — есть куда как более отвратительные типы?

Ставили ему в пример Пушкина, который называл Александра I «властителем слабым и лукавым», «плешивым щеголем, врагом труда», «нечаянно пригретым славой», но незадолго до смерти написал:

Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей.

На что Белинков отвечал: «Проливаемая кровь, растоптанная демократия, растление народа совершаются с помощью попустительства тех, кто всё понимает, или сделал вид, что его обманули, или дал себя обмануть <....>
Cначала нужно победить предателей, которых так много под схимой страдальцев и чистоплюев, тех, кто испугался борьбы, застеснялся, струсил, перебежал и сдался».

Согласитесь, ведь сказано это про нынешнего Чубайса — пусть и почти за пятьдесят лет до наших сегодняшних грустных дней.

«Я прихвостень действующего режима» — кокетничает Анатолий Борисович. Но иногда бывает, что человек, пытаясь вот так ерничать, выносит себе очень точный, я сказал бы даже, беспощадный приговор.

Вот только интересно: когда в один прекрасный день режим рухнет, как крыша «Вороньей слободки», подожженной собственными обитателями сразу с шести концов, в чью дверь Чубайс постучит и скажет: «Я к вам пришел навеки поселиться»?

Судьба динозавров. Неизбежная гибель в светлом будущем, с чувством исторического оптимизма

Технологии светлого будущего

26 МАЯ 2016 г. ДМИТРИЙ ОРЕШКИН в http://www.ej.ru/?a=note&id=29717

Вот недавно отмечали день рождения ТВ «Дождь». Народу тьма. На улице льет как из ведра. Это понятно: за погоду в Москве отвечает Атлантический атмосферный перенос (некоторые синоптики признаются еще чистосердечней: Западный перенос). Договориться с ним о брендовых осадках для канала не проблема. Вообще, давно пора послать сигнал куда следует насчет провокационной сущности названия. Нет бы назвать «Восточный ветер». Или, еще лучше, «Восход»: свежо, оптимистично, бодрит и мобилизует.

В тыльной части зала загончик для ВИП-гостей. В нем тепло и уютно, как на избирательном участке. Кто помоложе, таращится на сцену и в зал, где происходят роение и рукоплескание. Кто постарше, ведет умные беседы. Половину не разбирая из-за рева музыкальной стихии. На сцене С. Белковский джигитует на инвалидной коляске: «На Белград!»

Мы с М.М. Касьяновым у столика степенно обсуждаем грядущие выборы. Вот, ежели, допустим, к «Мише-2%» прибавить «Гришу-3%», то в сумме получится 5% или очередной скандал? (Для тех, кому про выборы еще не надоело, транслирую позицию М.М.: во-первых, сложение невозможно; во-вторых, у Гриши нет 3%.)

Тут к Касьянову подходит девочка в белой майке (обслуживающий персонал) и спрашивает: мол, не угодно ли вина? Факт, удивительный по двум причинам. Во-первых, никому, кроме Касьянова, в индивидуальном порядке выпить не предлагают. В ВИП-загончике демократия: пришла охота — подойди к бару и возьми. Во-вторых, плюс к демократии коммунизм: виски бесплатно. Тем не менее, Касьянов отвечает: да, мол, угодно; ничто человеческое мне не чуждо. Она: тогда с вас столько-то рублей. Тот, естественно, полез в карман и достает несколько образцов российской валюты разного достоинства. А вокруг грохот, темнота, фиолетовые сполохи, гром и молния. На сцене наяривает румынский оркестр. Сразу и не сообразишь, сколько каких бумажек милой девушке надо отдать.

Но, оказывается, в этом-то вся фишка! Как только он начал с дензнаками разбираться, из темноты выскочили 4 молодца со вспышками (под столом прятались, что ли?): клац-клац-клац! Колоссальный сюжет: Касьянов деньги считает!! И тут же скрылись. Он все-таки рубли досчитал и девочке отдал, сколько просила. И она тоже скрылась. Но минут через 20, надо отдать должное, бокал вина все-таки принесла.

— Ну что, — говорю. — Михаил Михайлович, избирательная кампания в разгаре? Граблями-то не замучили еще?

— Такие паршивцы, — отвечает. — Человек 20 из московского НОДа по всей стране за нами таскаются. Изображают негодование местного населения. А рожи одни и те же. И не надоест им!

Стало быть, скоро где-нибудь в провинции всплывет кадр, как Касьянов в пиджаке и очках с довольной улыбкой капиталиста считает бабло. Для пущей документальности сторублевки в фотошопе поменяют на доллары, на заднем плане влепят Белый дом с Капитолием — и понеслась душа в рай.

Наверняка ребята гордятся своей четкостью. Не каждый сумеет промылиться в ВИП-зону, спланировать подлянку, подговорить девочку из персонала и терпеливо выжидать в засаде, покуда наступит сокрушительный момент. То, что в набор достоинств входит искреннее презрение к аудитории, их едва ли тревожит. Пипл схавает, чего там.

Это правда, схавает. На том стояла и стоять будет их великая театральная школа. Тревожит иное: мастерство уже не то. Понемногу мельчает искусство! В былые времена лубянские режиссеры ставили куда более изысканные спектакли.

Хьюлетт Джонсон, настоятель славного Кентерберийского собора, был большим другом СССР, лауреатом ордена Трудового Красного Знамени (1945) и Сталинской премии за укрепление мира между народами (1951). А также членом Всемирного Совета Мира (1950), главой Общества англо-советской дружбы (1948), марксистом, гуманистом, социал-демократом и борцом за светлое будущее человечества. То есть принадлежал к тому типу европейских интеллектуалов, которые у нас официально именовались людьми доброй воли, а неофициально — полезными идиотами. И.В. Сталин их весьма ценил, принимал в Кремле, пленял демократичностью манер и лукавой улыбкой. Не жалел средств на прикормку и разводку. Арагон, Барбюс, Труайя, Фейхтвангер… всех не упомнишь.

Для «красного настоятеля» Джонсона, в частности, был спланирован воздушный маршрут в глубинку, чтобы тот лично всё увидел и непредвзято оценил. Организаторы знали, что пастор прежде был военным летчиком. Поэтому когда в шуме двигателя внезапно появился посторонний звук, он немедленно проследовал в кабину и лично дал знать пилотам, что это нехорошо. (Пилоты без него ни за что не догадались бы.) Для вынужденной посадки был избран случайно подвернувшийся колхоз с взлетно-посадочной полосой. Пока летчики с местными мастерами исправляли поломку (в любой сталинской машинно-тракторной станции, как известно, имеется все необходимое для ремонта авиационных двигателей), г-н Джонсон вкушал от даров колхозного животноводства и земледелия, наблюдал образцовую организацию социалистического хозяйства и наслаждался плясками и пением (на хорошем английском языке) простых сельских детишек. Они как раз подтянулись на выступление к полевому стану. Ну, так у них было принято.

Вскоре двигатель починили, сытый и довольный пастор продолжил путешествие к следующей потемкинской деревне. По пути лишний раз убедившись в преимуществах плановой социалистической экономики и культуры. О чем потом неоднократно рассказывал миру через лживые буржуазные газеты. И даже выступил с этой поучительной историей на парижском процессе против невозвращенца Виктора Кравченко (1949), которого газета французских коммунистов «Les Lettres Francaises» обвиняла в клевете на сталинские лагеря и колхозы. Газету, кстати, редактировал Луи Арагон, «Арагоша», муж Эльзы Триоле, подруги Маяковского и сестры Лили Брик, тоже его подруги. Все они были искренние, бескорыстные друзья СССР и, в особенности, НКВД.

Кравченко свой суд тогда выиграл. Настоятель Джонсон своим искренним рассказом немало повеселил публику, из которой многие имели опыт реальной жизни в Советском Союзе. К нему, впрочем, никаких претензий: если бы у левых либералов были мозги, они бы не были левыми либералами. Речь вообще не о нем, а о творцах невидимого фронта, которые организовали театр одного зрителя с пейзанами на пленэре. Это вам не Касьянов с рублями!

Какое, должно быть, сатанинское чувство превосходства они испытывали, разводя прогрессивного старца на мякине. Светлое будущее тебе? На тебе светлое будущее! Лопатой греби. У нас любой рабочий, если надо, тенором споет, как Козин, а колхозница голосом Лидии Руслановой. Только дайте знать заранее, а то пока из Магадана/Казахстана дотащат…

Освобождение от совести дарит иллюзию величия. Сказку, о которой благонамеренный пастор только мечтает, мы делаем былью по щелчку пальцев. Кушай, дорогой, для тебя ничего не жаль. А уж для простого народа и подавно! Тут кайф немного другой, хотя тоже адский — не от ментального превосходства, а от прямого помыкания. Обещали вам коммунизм — нате! Шаг влево, шаг вправо — конвой стреляет без предупреждения. Пообещали Конституцию — вот вам лучшая в мире, сталинская. Сам Бухарин сочинял! (Умный Фейхтвангер весьма хвалил.) Еще бы! Вот вам самая короткая и емкая статья №112: «Судьи независимы и подчиняются только закону». Поди, плохо?

Пообещали выборы — получайте выборы: 99.9%, как в Чечне. Пообещали мир и дружбу между народами — вот вам мир и дружба. Самые большие потери в самой кровопролитной войне, есть чем гордиться. Пообещали догнать и перегнать — вот вам догон-перегон. Выходи строиться!

По ВВП на душу населения Россия сегодня на 66-м месте в мире (9054 доллара, данные МВФ за 2015 г.). Сразу после Турции, Суринама и Маврикия. Зато уверенно опережаем Мексику, Мальдивские острова и Гренаду! Чуть ниже среднемирового уровня, который равен 10023 USD. Помнится, Португалию по этому показателю было велено/обещано догнать и перегнать. Сегодня она на 38-м месте, почти вдвое выше нашего. Наращивает отрыв.

А где обещанные 25 млн квалифицированных рабочих мест? Где рубль как островок стабильности для мировых финансов? Где российская нефтяная биржа, торговля нефтью за рубли, трубопроводная империя и 7% ежегодного роста? Пока рост лишь 3.5% и к тому же — ах! — со знаком минус… Где, наконец, Украина, которую обещали привести в братское стойло Евразийского и Таможенного союзов? Где сами эти союзы, мы уж не спрашиваем. Наверное, там же, где Союзное государство России и Белоруссии.

…Ты вот что, товарищ. Ты давай не умничай. Тихо ступай к своему креслу у телевизора, тебе нарисуют. Неужто не чуешь, как вместе со всеми поднимаешься с колен вопреки проискам врага? Не испытываешь прилива богатырских сил?! Нехорошо! Смотри, как бы не пришлось вызывать бригаду скорой помощи с аппаратом искусственного идейного вскармливания…

Все это, конечно, радует и бодрит. Возвращение к истокам. Как говорят в народе, от морозной свежести 1937 г. и полной и окончательной победы социализма не зарекайся. Проблема в другом: творцы виртуальной реальности понемногу сами переселяются в сказку. Которая в их исполнении приобретает незабываемый привкус паранойи. Верят, что ухватили бога за бороду и поняли, как устроен мир. Уж их-то не проведешь! Небось, не какой-нибудь старый козел из загнивающего капитализма.

Когда в 1959 г. партийно-правительственная делегация во главе с Н.С. Хрущевым впервые прибыла в США, они меж собой долго обсуждали — каким образом местные чекисты выведывают, куда московские гости назавтра решат прогуляться. Но выведывают же как-то! И всякий раз успевают завезти в местные торговые точки мясомолочную продукцию, фрукты-овощи и промтовары. Куда ни ткнись — опять полные полки. Умеют же, сволочи, работать. Нашим бы так! Загадка, черт побери…

Впрочем, Н.С. Хрущева такими пустяками из седла не выбьешь. 17 сентября 1959 г. в Нью-Йорке, в ответ на провокационную речь постпреда США при ООН Г. Лоджа, который расхваливал рыночную экономику, наш лидер веско, с цифрами и фактами в руках дал сокрушительный отпор. Это будет посильнее, чем Касьянов с рублями или Фауст со своим Гете: «По сравнению с уровнем 1913 года производство в Советском Союзе выросло в 36 раз, а у вас только в 4 раза».

Трудно сказать, верил ли он сам этим цифрам. Ясно одно: объем советского производства измерялся, естественно, в советских рублях. По определению деревянных. Настрогай их в 10 раз больше — вот тебе и десятикратный рост экономики при неизменном физическом объеме. С поправкой на дутую производственную отчетность и очковтирательство (оценочные расчеты проведены еще 20 лет назад Г. Ханиным и покойным В. Селюниным), реальный рост советского производства к 1959 г. в сравнении с 1913 годом едва ли превышал 2-3 раза. Против реальных американских четырех раз. Ну и что? Зато виртуально мы опять всех уделали. Уважаемое народонаселение мудро кивает головой: да, да, росли в десятки раз. Научный факт… Сталинские пятилетки… Морозная свежесть… Вот вам конкретные цифры: 36 раз!

Мы на рубеже возврата к замечательному советскому синдрому, когда власть знает, что врет — но сама вынуждена верить. Во-первых, потому что не хочет знать правду, во-вторых, потому что правду ей боятся сообщить. Другой действительности, кроме вымышленной, для нее просто не существует. И она готова ее защищать до последней капли крови. Паранойя, сэр! Народ, со своей стороны, тоже знает, что власть врет, и считает это нормой. Потому что так было всегда и благодаря этому мы были впереди планеты всей.

Собственно, Хрущев из США тоже вернулся победителем. Был встречен массовыми изъявлениями народной любви и гигантским митингом в Лужниках. До полета Гагарина и очередной конфискационной денежной реформы оставалось полтора года. До хлебного коллапса, Карибского кризиса и расстрела оголодавших рабочих в Новочеркасске — три. До его отставки — пять. До обещанного им построения основ коммунистического общества (1980) — двадцать один.

Художественные финтифлюшки с Касьяновым — один из симптомов конца. Не его политической карьеры, не ПАРНАСА, не демкоалиции и не гипотетического союза с «Яблоком». Это все мелочи. Речь о конце в метафизическом смысле — финиш гибридной эпохи. Конец времен. Переселение назад в вымышленную реальность. С вещами на выход, быстро!

Конец выборов как механизма реальной коммуникации между властью и обществом. Возвращается советская модель одностороннего информирования: выбирать будете вот этого. Он правильный; все остальные не то, чтобы неправильные, а их просто нет. Не существует! Для власти это опять утрата реального сигнала снизу и атрофия способности на него реагировать. Иллюзия коммуникации отныне изображается «прямой линией» с президентом.

Конец хотя бы формального уважения к гражданскому обществу; возвращение его к первобытному статусу «трудящихся масс» (даже Троцкий признавалполупрезрительное звучание этого термина).

Конец государства как системы законов, институтов и разделения властей. Откат к первобытному синкретизму, когда есть лишь два субъекта политики: Вождь и Племя. На языке антропологии такие псевдогосударственные образования называются «вождествами». В конкуренции с более гибкими и многомерными социальными системами они обречены на поражение. Мы это уже проходили, но, похоже, не усвоили.

Конец надеждам на рационализм власти, которая хотя бы ради самосохранения должна сохранять альтернативные варианты. Немцова убили. Навального засудили. Касьянова фальсифицировали. Ходорковского изгнали. Явлинского держат на кукане. Речь не о том, хороши они или плохи, а об уничтожении альтернативных выходов из королевства кривых зеркал. Один вождь, один путь, один народ, одна страна… И тупик в конце тоже один и тот же. Хотя конец тупика, пожалуй, на этот раз может оказаться и пострашнее.

Под разговоры об особом цивилизационном пути Лубянская театральная труппа снова обрекает зрителей даже не на «догоняющее развитие», а на вполне универсальный тупой застой, в котором нет ничего ни особого, ни цивилизационного. Опять Нигерия со снегом, Верхняя Вольта с ракетами. Которые даже в присутствии президента стартуют лишь через сутки после команды.

Они даже не заметили, как из области более-менее реальной интеллектуальной, экономической, политической и технологической конкуренции сползли к конкуренции примитивных пацанских понтов. И страну за собой стащили.

«Да мы их!! Да они кто?! А вот мы да!! Да куда им?!» Вообще-то это называется деградацией — в том числе и речевого аппарата.

Когда несвежая девушка с плохо вымытой головой скверно танцует «Калинку» — и это как бы от имени Российской Федерации — все, значит, уже добрались до мышей. Слезайте граждане, приехали, конец. Зимбабве. Ты все пела? Это дело. Так поди же, попляши… Бубен с кухлянкой не забудь.

Тупиковые ветви эволюции не лечатся; они отмирают. И служат источником питания для более шустрых и приспособленных к изменениям соседей. Динозавры, если бы умели думать, наверняка обвинили бы эволюцию в чудовищной несправедливости, предвзятости и двойных стандартах. Но, во-первых, думать они не умели. А во-вторых, эволюцию мало интересовало их мнение.

Научные достижения и торжество гласности

Оригинал взят у novayagazeta в Журналисты не смогли попасть на заседание по лишению ученой степени министра связи Никифорова

Российская академия народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) отказалась аккредитовывать журналистов на заседание диссертационного совета, на котором будет решаться вопрос о лишении ученой степени министра связи Николая Никифорова. Об этом сообщает газета «Ведомости».

Пресс-секретарь РАНХиГС Дмитрий Соколов пояснил изданию,  что «мест в зале уже нет, успели аккредитоваться только два агентства — они напишут». Как выяснилось, на заседание аккредитованы только два журналиста из ТАСС и Интерфакса.

Collapse )