May 30th, 2016

Когда страна прикажет быть героем... да не прикажет: не нужны они стране

Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // «Профиль», №19, 30 мая 2016 года
saw4enko.jpg

ПОЭМА БЕЗ ГЕРОЯ

Россия сделала из Надежды Савченко кумира для Украины. А своих собственных у нас нет, да они нам и не нужны.

В шестидесятые гремела цитата из брехтовской «Жизни Галилея»: «Несчастна страна, которая нуждается в героях». Может быть. Но в таком случае несчастна всякая страна. Ибо герой — ее зеркало и символ. И Надя Савченко, какова бы она ни была, — наиболее полное воплощение сегодняшней Украины, у нее проблемы со вкусом, на которых оттопталась уже вся российская пресса, но нет проблем с мотивацией. А вот встреча Ерофеева и Александрова — это уже отражение России нынешней, в которой даже на инаугурацию глава страны ехал по пустому городу в окружении немногочисленных вернейших мотоциклистов.

Я не думаю, что Москва бойкотировала бы встречу двух российских военнопленных, которых Порошенко помиловал для обмена на Савченко. Я думаю, напротив, что в Москве набралось бы не меньше пятидесяти тысяч желающих поприветствовать наших героев, боровшихся с нацистами на Украине. Так это можно было бы преподнести в телевизоре. И никого не остановил бы тот факт, что Ерофеева и Александрова взяли на чужой земле, а Савченко — на своей; что поведение их было не таким демонстративно-героическим, как у Савченко, а прессинг в их случае был не так бесчеловечен (к ним даже допустили российского журналиста Павла Каныгина, который, собственно, и сделал для их освобождения куда больше, чем вся российская дипломатия). Их можно было бы представить героями, а не жертвами, и встретить восторженной демонстрацией, а не ограничиваться скупыми объятиями с женами, которых, по некоторым данным, заставляли от них отречься (подчеркиваю: никаких точных данных опять-таки нет, все основано на слухах и подернуто пеленой секретности). В общем, то ли Россия действительно понимает, насколько неблаговидна ее роль в нынешней украинской ситуации, то ли она просто приблизилась к брехтовскому идеалу, потому что ей не нужны герои. Даже собственные.

Возьмем Анну Чапман, о которой сегодня, кажется, почти никто не помнит: главная звезда громкого шпионского скандала 2010 года. Владимир Путин тогда, встретившись с высланными в Россию нелегалами, сказал: тот, кто их выдал, — свинья, и он поплатится, а у них будет хорошая жизнь и работа интересная. Про интересную работу Анны Чапман, которая собиралась пошить новую форму советским космонавтам, возглавить инновационное направление в одном из банков и воспитывать патриотизм в «Молодой гвардии», давно ничего не слышно, телевизионные проекты ее были откровенно провальными (особенно забавно было, когда она с уморительно важным видом говорила «согласно МОИМ источникам»), ярких интервью она не давала, а на вопрос одного из студентов во время встречи с ней в Петербурге, кто написал роман «Молодая гвардия», не смогла ответить ничего вразумительного. Ну и ладно, не страшно, разведчик не обязан знать биографию Фадеева и уметь давать интересные интервью, — из Анны Чапман вполне можно было сделать символ и кумира, но, как писал старик Шекспир, «из ничего не выйдет ничего». То ли у нас герои такие в наше время, то ли мы умеем любить только мертвых. Получилась же у нас символическая акция «Бессмертный полк». В России, по слову Пушкина, всегда любить умели только мертвых, — может, потому, что мертвые уже не скажут ничего лишнего? Лучшим, талантливейшим объявляется мертвый поэт. И Гагарин, кажется, был обречен — потому что для власти смертельно опасен любой моральный авторитет. Вон у нас сколько пишут о том, что Порошенко теперь должен опасаться Нади, — хотя Порошенко отлично понимал, что бросить Надю для него куда опасней, чем спасти. Нам категорически не нужен человек, совершивший подвиг и оставшийся в живых: ведь у него появится моральное право критиковать начальство! Вот почему о героях Сирии мы узнаем лишь в том случае, если они мертвы. Вот почему сегодня в России нет ни одного человека, который бы обладал серьезным и незапятнанным моральным авторитетом, — а тех, кто мог бы претендовать на такой авторитет, обязательно заставляют подписать какое-нибудь особо гнусное письмо.

Я полагаю, что российская власть, под серьезным давлением Европы отпустив Савченко, будет отыгрываться на тех, за кого никто не вступится: на Удальцове, например, которому в очередной раз отказали в УДО, хотя всех его грехов — переговоры с Таргамадзе. Удальцов, кстати, — человек с убеждениями, хотя эти убеждения и враждебны моим. И ни в каких компромиссах он не замечен, и не давал, в отличие от Развозжаева, интервью одному из гнуснейших отечественных телеканалов, — вот потенциальный герой, но он-то России как раз не нужен. У нас словно поставлена (не исключаю, что поставлена без всякого «словно») негласная задача — высмеивать любого, у кого есть принципы; подвергать осмеянию всех, кто хоть отдаленно напоминает героя. Оппозиция? Да она за печеньки, за гранты, и в моральном отношении нечистоплотна! Немцов? Да у него любовниц пол-Украины и дети внебрачные! Политковская? Да она предательница и при жизни значила меньше, чем после смерти! Ерофеев и Александров? Так это мы Путину должны сказать спасибо, что он своих не сдает! (Савченко, видимо, тоже должна сказать ему спасибо. И тем, кто ее арестовал и вывез в Россию, — тоже. Потому что это они сначала сделали из нее героиню, а потом помиловали).

Выходит, общество, не нуждающееся в героях, все же несчастно и где-то даже проклято. Потому что герой — это альтернатива власти, моральный авторитет, выразитель лучших черт народа. А там, где лучшей чертой объявлено раболепие, — героя нет. И Бога нет. Только царь, в полном соответствии со строкой забытого гимна. И остается нам лишь завистливо окусываться, глядя, как Надежда Савченко заверяет собравшихся: «Я хотела бы выпить два литра водки».

И выпьет. И на здоровье.

Дмитрий Быков: Отдельный интернет - это наше всё!

Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // "Новая газета", №57, 30 мая 2016 года
putin.jpg

ОТДЕЛЬНОЕ

Грозят отдельным интернетом моей испуганной стране. Одни насмешничают: где там! Другие верят. Я — вполне. Ведь мы не первый год стремимся огородить себе дыру, в которой нету экстремизма, а есть сплошное кремлин.ру. Вся наша квазисовременность, основа, стержень и зерно таятся в слове «суверенность», читай — отдельность от всего. Мы не приемлем общих истин. Нас окружил сплошной фашист. Есть русский мир, и он воинствен. Есть русский дух, и он душист. Вот мир, где нету Pussy Riot, а лишь церковная среда; тот мир, где власть не выбирают, а просто любят навсегда; духовно скрепный, жаропрочный, российский Иерусалим, отдельный мир с отдельной почвой, с отдельным воздухом своим, где все скупее год от года поток дозволенных щедрот, где занял место кислорода чистейший сероводород! И как когда-то комиссары вели в отдельный кабинет — так нас, в порядке Божьей кары, введут в отдельный интернет. Врагам заморским всех расцветок ответит пафосный изгой: у вас вон так — у нас вот этак. Мы не плохой, а мы другой. Российской сути не затронул глобальный вызов ни один. Своих физических законов мы никому не отдадим. Влиянье Запада развеяв, мы заявляем все как есть: любовь — удел растленных геев. Наш лозунг — ненависть и месть. Смиренный труженик — скотина, прекрасен алчный паразит. Что дышит жизнью — нам противно, но все, что гибелью грозит, для сердца нашего таит неизъяснимы наслажденья, как пишет главный наш пиит, гонимый властию с рожденья. Отдельный свет, отдельный климат, мух суверенные рои… Пускай чужие нас покинут, зато останутся свои.

Люблю я этот дух расстрельный, хотя расстрелов как бы нет; но как назвать тебя, отдельный и суверенный интернет? Тебя, властями разрешенный, бесцветный, плоский, точно жесть, всего излишнего лишенный, хотя излишне все, что есть? Безмолвны правящие крабы. Я сам названье подберу: уместно, кажется, тебя бы назвать любовно — «Крошка.Ру». Звучит, по-моему, неплохо. Прямая связь с текущим днем: такая грозная — но кроха, такая страшная — но гном, самой себе всегда мешая, себя безбожно колотя, такая, в сущности, большая, такое, в сущности, дитя…

Ты отразишь нам так, как надо, к печали всех еще живых, Россию мини или нано, страну в пределах нулевых — страну бессилия и гнева, доносных жалоб и телег, где шаг направо и налево уже считается побег. И мужикам, и местным бабам страшна и тягостна она, зато впервые по масштабам своим начальникам равна.

Все европейские научные статьи выложат в открытый доступ к 2020 году

Оригинал взят у philologist в Все европейские научные статьи выложат в открытый доступ к 2020 году
Автор - Анатолий Ализар, редактор Гиктаймс

Платный доступ к результатам научных исследований, которые уже оплачены из государственного бюджета, — нонсенс. Это мешает свободному обмену знаний и наносит ущерб всем. Казалось бы, совершенно очевидная вещь. Но до сих пор научное сообщество, несмотря на все усилия, ничего не может сделать с могучим издательским лобби. Гиганты вроде Elsevier, Taylor & Francis, Springer и Wiley продают подписку по цене от $2000 за $35000 за один журнал. Против аспирантки из Казахстана Александры Элбакян, которая запустила бесплатный портал научных знаний Sci-Hub, в Америке завели дело! Девушка сейчас скрывается, вероятно, где-то на территории России. К счастью, ситуация скоро изменится к лучшему. Хорошая весть пришла из ЕС, где министры стран Евросоюза, ответственные за науку и инновации, собрались вместе и единогласно приняли проект общеевропейской инициативы Innovation Principle, которая наконец-то положит конец монополии журналов на научные знания. По новым соглашениям, к 2020 году результаты всех европейских научных исследований, проведённых за государственный счёт, будут в обязательном порядке выкладываться в бесплатный доступ.



Collapse )

Scientific American: Возможно, жизнь во Вселенной — это большая редкость

Оригинал взят у opd_voshod в Scientific American: Возможно, жизнь во Вселенной — это большая редкость

Когда в 1960-х годах я был студентом, практически все ученые придерживались мнения, что мы одни во Вселенной. Поиски разумной жизни за пределами земли высмеивались: считалось, что с таким же успехом можно было заниматься поисками фей. В основе скептицизма лежала концепция зарождения жизни, которая, как было принято считать, возникла в результате случайной химической реакции, настолько маловероятной, что она попросту не могла произойти дважды. «Происхождение жизни на данный момент кажется почти что чудом, — писал Фрэнсис Крик (Francis Crick), — так много условий надо было выполнить, чтобы она возникла». Жак Моно (Jacques Monod) согласился с ним: в своей книге 1976 года под названием «Шанс и необходимость» он написал: «Человек наконец узнал, что он одинок в равнодушной безмерности Вселенной, где он сам появился по чистой случайности».

Однако сегодня маятник решительно качнулся в противоположную сторону. Множество выдающихся ученых заявляют, что Вселенная наполнена биологической жизнью, и по крайней мере часть этой жизни является разумной. Биолог Кристиан де Дюв (Christian de Duve) зашел так далеко, что даже назвал жизнь «космическим императивом». Тем не менее, качество и количество научных данных почти не изменилось. Сегодня о переходе от неживого к живому нам известно почти столько же, сколько было известно Дарвину, когда он написал: «Сейчас бессмысленно размышлять о зарождении жизни — с таким же успехом можно размышлять о зарождении материи».

Нет никаких сомнений в том, что поиски внеземного разума получили мощный толчок в результате обнаружения сотен планет, находящихся за пределами солнечной системы. По мнению астрономов, только внутри нашей галактики можно обнаружить миллиарды планет, похожих на Землю. Очевидно, там нет недостатка в пригодном для жилья пространстве. Но «пригодный для жилья» значит «обитаемый» только в том случае, если там на самом деле возникает жизнь.

Меня часто спрашивают, какова вероятность того, что мы сумеем найти разумную жизнь за пределами Земли. Но этот вопрос лишен смысла. Поскольку мы ничего не знаем о процессе, в результате которого смесь химических элементов могла превратиться в живую клетку во всей ее поразительной сложности, просто невозможно рассчитать вероятность того, что такое случится. Нельзя рассчитать вероятность неизвестного процесса. Однако астробиологи, очевидно, поглощены расчетами шансов на то, что микробная форма жизни рано или поздно превратится в разумную форму. Хотя биологи тоже не могут этого просчитать, они по крайней мере понимают этот процесс: речь идет о дарвиновской эволюции. Но получается, что мы ставим телегу впереди лошади. Самым туманным и неясным остается именно первый шаг, то есть момент зарождения микробной формы жизни.

Карл Саган (Carl Sagan) однажды отметил, что процесс зарождения жизни не может быть слишком сложным, в противном случае она не появилась бы так скоро после того, как Земля стала обитаемой планетой. Несомненно, мы не можем проверить наличие жизни на Земле 3,5 миллиарда лет назад. Однако выдвигая свой аргумент, Саган не учел тот факт, что мы сами являемся продуктом той земной биологической жизни, которую изучаем. Если бы жизнь не зародилась на Земле достаточно быстро, люди не успели бы появиться в результате эволюции до того, как Солнце высушило бы нашу планету. Из-за этой неизбежной систематической ошибки отбора мы не можем сделать статистически значимые выводы на основании всего одного образца.

Еще один весьма распространенный аргумент заключается в том, что Вселенная настолько обширна, что в одном или нескольких ее уголках обязательно должна присутствовать жизнь. Если мы ограничимся только видимой частью Вселенной, то в ней насчитывается около 1023 планет. Это очень значительная цифра. Однако даже она меркнет по сравнению вероятностью невозможности случайного возникновения даже самых простых органических молекул. Если путь от химии к биологии настолько длинный и сложный, вполне вероятно, что шанс на возникновение жизни на одной из планет нашей Вселенной будет равен одному к сотням триллионов.

Утверждения о том, что жизнь в нашей Вселенной может существовать на многих планетах, основаны на подразумеваемом убеждении, что биологическая форма жизни — это вовсе не результат случайных химических реакций, а скорее продукт некой целенаправленной самоорганизации — своеобразный принцип жизни в действии. Возможно, такой принцип действительно существует, но даже если это так, мы пока не обнаружили никаких тому доказательств.

Возможно, нам не стоит искать так далеко. Если жизнь в готовом виде возникла в самые короткие сроки, как предположил Саган, это значит, что она должна была зарождаться на нашей планете не один раз. Если жизнь на земле зарождалась несколько раз, микробиальные потомки тех форм жизни, которые возникли в иные моменты, должны находиться вокруг нас, составляя своего рода теневую биосферу. Пока что никто всерьез не пытался искать на нашей планете такие формы жизни, которые могут быть нам неизвестны. Лишь после того как мы обнаружим один «чужеродный» микроорганизм, мы начнем всерьез заниматься этим вопросом.


Всё-таки надо быть очень простодушным, чтобы всерьёз рассматривать такой аргумент, как чрезмерно малая вероятность случайного объединения молекул неживого вещества в живое существо. Что-то тут от подсознательного признания чуда (сотворения?): вот ничего не было, и тут - раз! - и появилось. Конечно, такого не могло быть, потому что не могло быть никогда.
Случайно ли камень падает вниз? Случайно ли пух летит по воздуху? Случайно ли вода заполняет более низкие места?
Случайно ли между молекулами происходят реакции, если, конечно, они соответствуют природе молекул? Хотя сами по себе молекулы оказываются друг около друга, конечно, случайно.
Случайно ли сливаются те самые опаринские коацерватные капли? А поверхностно-активные свойства тут ни при чём? Хотя, конечно, сблизиться друг с другом такие капли могут лишь случайно.
Случайно ли образуются более сложные молекулы из простых, если есть эти простые (в виде газов, например), если присутствует какое-то сближающее их давление, если происходят вблизи от них электрические разряды (молнии)?
И если все эти интересные и, вполне допустимо, редкие события происходят достаточно долго, то разве случайным будет повышение концентрации их результатов (более сложных, и всё более и более сложных молекул) в большом, но всё же ограниченном пространстве?

И вот мы уже имеем дело с не просто водным раствором всяких солей, щелочей и кислот, а с тем, что правомерно названо первичным бульоном, в котором вполне могут быть еще не высокомолекулярные соединения, но хотя бы группы молекул, а далее в силу чистой физико-химии эти группы могут проявлять поверхностную активность, формируя некую границу, отделяющую их от окружающего их бульона. Это еще не жизнь, но ведь уже и не раствор, а некая сложная взвесь конгломератов молекул в этом бульоне.

Такая схема зарождения преджизни предлагается уже чуть ли не век, и очень странно. что до сих происходят разговоры о случайности, вероятности и тому подобных обстоятельствах, в которых может или НЕ МОЖЕТ произойти ЧУДО. То есть, конечно, про чудо не говорят. Но ведь подразумевают же! И против признания чуда борются. А никакого чуда и быть не может - потому что выполнение законов природы вовсе не чудо.





Шалтай-Болтай экономического роста... Никакого роста не будет!!!

Трудно менять, ничего не меняя,
но мы – будем!
(М.Жванецкий)

Оригинал взят у opd_voshod в Шалтай-Болтай экономического роста

Лучшие, по мнению Владимира Путина, экономисты России собрались, чтобы решить, как достичь экономического роста. И узнали, что первое лицо интересует лишь его предвыборная программа на 2018 год. А их бурные споры на планы-2017 повлияют мало. Да и их программы вписываются в действующую экономическую модель в стране, нисколько не ломая ее.

Действующая модель экономики себя исчерпала – с этим высказыванием Андрея Белоусова, помощника президента, кажется, были согласны все участники дискуссии 25 мая в Экономическом совете при президенте РФ Владимире Путине. Но вот какая модель нужна?

Мировой экономический рост на ближайшие годы МВФ прогнозирует на уровне около 3% в год, рост в развитых странах медленнее, но все равно 2% годовых. Чтобы догонять мир в экономическом развитии и уровне жизни, России нужен рост хотя бы в 4% годовых. Именно такую задачу и поставили перед собой авторы программ, предложенных на Экономическом совете. Их три – Алексея Кудрина (бывшего министра финансов), Алексея Улюкаева (действующего министра экономического развития) и Бориса Титова (уполномоченного по правам предпринимателей, она же программа Столыпинского клуба). Путину предстояло выбрать одну из них. Он от выбора уклонился.

«Я должен первым быть за горизонтом»

Путин в короткой вступительной речи предложил посмотреть «за горизонт» и даже назвал точный срок – 10 лет, до 2025 года. Почему этот срок? В 2024 году закончится его четвертый президентский срок – так зачем ему смотреть в начало пятого? Что это, оговорка нашего президента по Фрейду (отражающая его тайные желания) или просто круглая цифра? Вторым удивительным замечанием президента стало его желание никуда не спешить не только со сменой модели роста, но даже с выбором этой модели. «Для обсуждения этих тем будем регулярно встречаться в течение ближайшего времени, в течение года – полутора лет, если потребуется», – сказал Путин. То есть как раз до начала предвыборной кампании в президенты России. Путин формирует свою президентскую программу на выборы 2018 года. И не будет спешить реализовать намеченные в этой программе мероприятия, а будет их долго обсуждать.

Третьим, уже вполне привычным, но важным обстоятельством стала уверенность Путина в том, что экономический кризис позади. Вот кто бы еще объяснил нашему президенту, что падение ВВП, даже вдвое медленнее, чем в прошлом году, – это все-таки падение и вряд ли может быть признано «устойчивой тенденцией к улучшению». За последние 7 кварталов в шести мы падали (квартал к предыдущему кварталу со снятием сезонности, расчеты Центра развития ВШЭ). А раз мы падаем, то все еще не достигли дна, про которое президент привычно говорит, что оно осталось в прошлом.

Формально президент отложил выбор программ в долгий ящик, фактически – продемонстрировал симпатии к кудринской, самой нечетко сформулированной. Вряд ли авторы рассчитывали на то, что их программы будут неспеша полтора года обдумывать и сводить воедино (ведь Белоусов сказал еще до заседания Совета: «Ни одна из трех представленных концепций не является целостной и самодостаточной»), чтобы потом опубликовать в качестве предвыборной программы… и забыть?

Разбить яйцо легко, а вот восстановить его обратно…

Чем же не устраивает существующая модель президента? «…Резервы и ресурсы, которые в начале двухтысячных двигали нашу экономику вперед, не работают так, как прежде… Сам по себе экономический рост не возобновится. Если мы не найдем новых источников роста, то динамика ВВП будет находиться где-то около нулевой отметки».

Что это за «резервы и ресурсы» начала двухтысячных? Не было после кризиса 90‑х годов у страны никаких резервов и ресурсов. А было вот что: сначала девальвация рубля в 1998–2002 годах (четырехкратная), которая дала возможность «вздохнуть» отечественному производству. Затем с начала нулевых – рост цен на нефть. И наконец, в середине нулевых третий фактор – приток капитала в быстро развивающуюся экономику России. Система дала сбой во время кризиса 2008–2009 годов, но тогда нефтяные цены быстро отскочили на высокий уровень. Уже с 2013 года стало очевидно замедление темпов роста, «модель» работать перестала – еще до падения цен на нефть и санкций. После же 2014 года она просто вывернулась наиз-нанку: цены на нефть теперь низкие, и низкие долгосрочно, плюс (точнее, минус) отток капитала. Двукратная девальвация сама по себе оказалась не в состоянии «поддать пару», да тут еще и санкции навалились…

Надо честно признать: в нулевые годы России просто повезло. Но везение не бывает вечным. И вот пришли к нулю. Что, впрочем, стоит признать еще оптимистическим взглядом на ситуацию – потому что пока мы еще падаем. За счет чего расти дальше – непонятно. И президент собрал свои лучшие силы, чтобы решить эту задачу.

Место России в мировых коррупционных рейтингах
Индекс восприятия коррупции Transparency International (2015 год): 49-е место из 168 стран (чем меньше – тем хуже).
Индекс контроля коррупции Мирового банка (2014 год): 168-е место из 209 стран (чем больше – тем хуже).
Индекс «блатного капитализма» журнала The Economist (2014 год): 2-е место из 23 стран (чем меньше – тем хуже).

И вся президентская рать

Помните детский стишок про Шалтая-Болтая, который «свалился во сне», и теперь его «вся королевская конница, вся королевская рать» не могут собрать? Вот наш экономический рост напоминает такого же Шалтая-Болтая. Наши лучшие экономисты (по крайней мере по мнению президента) предложили свои подходы. Различия этих программ показаны в таблице.

Может быть, важнее не «найти 5 отличий» в этих программах, а понять общее, что их объединяет.

Главное – это то, что телега ставится впереди лошади. Все программы пытаются стимулировать предложение при полном игнорировании ограничений спроса, а то и явном их ужесточении. Ни одна из программ не только не ставит в качестве приоритета стимулирование спроса, но даже практически не упоминает об этом. Но инвестиции идут за спросом, а не наоборот. Эти «мелочи» выдающихся российских экономистов не беспокоят. Между тем в условиях кризиса рост предложения не только не рождает спрос, но, наоборот, еще больше усиливает дисбаланс и кризис, потому что покупать по-прежнему некому.

Второе общее – игнорирование особенностей сложившейся экономической модели. Все как один забыли о том, что на госзакупках воруют по 1 трлн руб. в год (данные Дмитрия Медведева, премьер-министра РФ), что по уровню коррумпированности (см. справку) Россия на непочетных передовых местах, что расходования средств из ФНБ происходят без конкурса, что большинство приватизаций последних лет – договорные или вообще заменяются на передачу в управление «друзьям президента» (например, аэропорт «Шереметьево»), что крупные инвестиционные решения не приносят доходов простым людям (типа строительства бесконечных трубопроводов или «мостов в никуда»). Что вся эта система транслируется на уровень регионов и ниже. Нет, никто из наших ведущих экономистов об этом огромном источнике экономии бюджетных средств даже не вспомнил, разве что Кудрин говорит что-то пока весьма непонятное про реформу судов и силовых структур.

А источник для экономического роста все авторы программ хором обнаружили только один – за счет населения. Улюкаев сформулировал это немного проще и честнее, остальные – завуалированно, за счет т. н. «структурных реформ» Кудрина или льгот бизнесу Титова. Впрочем, именно так мы и живем в последние годы. Как сказал Михаил Жванецкий: «Трудно менять, ничего не меняя, но мы – будем!».

Отчего-то, говоря об инвестициях, подразумевают иностранные инвестиции, которые почему-то должны прийти (с чего бы это?). А тем временем, в стране 140 миллионов ПОТРЕБИТЕЛЕЙ - чем вам этот-то совокупный отечественный инвестор не по вкусу? Но он практически не создает спроса, потому что у населения тупо денег нету. Ужасно трудно разобрать такой кроксворд. Или регбус. Целых три команды экономических кретинов не могут. Имеющий очи - да увидит!

Вовка Соловьёб демонстрирует технику переобувания на лету... Не изменил убеждениям, а перерос их!

Оригинал взят у bell_mess в Вовка Соловьёб демонстрирует технику переобувания на лету

Первая часть ролика - двадцать девятое ноября 2013 года...