March 5th, 2016

Опора власти на интеллектуальную, социальную и географическую периферию ведёт Россию в тупик

28 февраля 2016, 08:42   http://polit.ru/article/2016/02/28/moscow

ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
(материал сокращен)

Москва проглотит Путина: Становление гражданского общества в столице России

Мы продолжаем публикацию материалов книги «Путинская Россия: Как она возникла, как существует и как может закончиться», выпущенной в 2015 году Американским институтом предпринимательства (American Enterprise Institute). Авторы издания — известные ученые и эксперты в различных областях социального знания. Публикация осуществляется с любезного разрешения AEI (Washington, DC). Автор раздела — политический аналитик, географ, ведущий научный сотрудник Института географии РАН Дмитрий Орешкин. Здесь, как и в других частях книги, используемая терминология отражает взгляды и подходы авторов.

Столичные элиты и население в Петербурге 1917 года опрокинули русскую империю и царя; тот пытался защититься с помощью призванных из провинции казаков и «черной сотни». Столичные элиты и население в Москве 1991 года опрокинули советскую империю и вождей ГКЧП, хотя те обращались к партийным и военным руководителям из провинции с требованием окружить город и подавить протест. Сегодня в столицах России и Украины накопились силы, которые опрокинут империю Путина; он в ответ ищет опору в пролетариате челябинского «Уралвагонзавода» и у чеченских нукеров.

Выборы московского мэра в сентябре 2013 г. многое вывели на поверхность. Назовем лишь два фактора. Это неожиданная способность к самоорганизации горожан, проявленная в немыслимых прежде масштабах и реакция властей - сначала испуганная, потом репрессивная.

С Киевом все и так достаточно очевидно: Майдан, как общественная самоорганизующаяся система скинул «вертикаль» Януковича. В Москве, где процессы еще не вырвались на поверхность, происходит незаметная консолидация и перегруппировка общественных сил, пытающихся отстаивать гражданские интересы против «вертикали» Путина. В частности, это можно видеть на примере возникновения альтернативных самоуправляемых структур, реализующих и защищающих права населения там, где «вертикаль» не может или не хочет этого делать.

Если власть не желает проводить честные выборы – возникают параллельные гражданские институты типа «Народного Избиркома». Если она не готова обеспечивать равные (в сравнении с представителями правящей бюрократии) права для автомобилистов на дорогах, возникает общественное движение «синие ведерки». Если власть не может остановить поток фальсифицированных диссертаций, призванных поднять престиж и обеспечить бюрократию научными званиями, возникает сообщество ученых «Диссернет», которое выявляет и публикует наиболее скандальные случаи научного плагиата. Если власть не способна бороться с взятками, реализуя стратегию коррупционной скупки вертикальной лояльности, создается альтернативный гражданский Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) и т.д.

Этот процесс исподволь подмывает основы путинской вертикали, демонстрируя ее враждебность, неэффективность и некомпетентность по отношению к гражданам. Рассмотрим несколько примеров.

Гражданский контроль на выборах

Ощущение, что российские выборы фальсифицируются, копилось давно...

Электоральная администрация, представленная трагикомической фигурой бывшего сотрудника КГБ В.Е.Чурова, близкого соратника В.В.Путина еще по работе в Ленинградской мэрии (начало 90-х годов) не хочет и не может обеспечить честный подсчет голосов, Москва создает альтернативную систему подсчета и находит около 10 тысяч квалифицированных волонтеров, бесплатно выполняющих эти функции (http://tvrain.ru/articles/itogi_vyborov_mera_moskvy_otsenka_nabljudatelej-351744/)

Судя по выборочному «эталону» и участкам со сканерами (в сумме это 381 УИК из 3374 - более 11%), треть голосов за партию власти в Москве в 2-11 г. оказалась элементарно приписанной за счет участков, где волонтеров «Гражданина наблюдателя» или иных сдерживающих фальсификат факторов не оказалось...

На президентских выборах в Москве В.Путин не смог преодолеть планку первого тура, по официальным данным набрав лишь 47%. «Защищенные» участки с альтернативным наблюдением дали ему около 45%. Расхождение, в отличие от декабря, небольшое - практически в пределах статистической погрешности. При этом необходимо отдавать себе отчет, что даже в этой цифре заложена некоторая доля «дневного» фальсификата – наблюдатели фиксировали случаи «вбросов», каруселей и т.п., но далеко не всегда были в силах их пресечь. Так что настоящий результат В.Путина в президентской гонке в Москве скорее, был около 40% - что, впрочем, совсем не плохо по мировым стандартам.

На выборах мэра в сентябре 2013 г. независимые наблюдатели продемонстрировали еще большую сплоченность, взяв под контроль 63% московских участков. Почтив 20 разбольше, чем в декабре 2011 г.!

Результаты голосования в условной «белой зоне» города (это 63% УИК, которые наблюдателям удалось взять под контроль), - существенно отличаются от итогов в «серой зоне», т.е. на тех 37% УИК, где гражданского контроля не было.


Неполитизированные гражданские движения по отдельным интересам

Отмечается появление новых, доселе неведомых и часто неуловимых в формальном смысле гражданских структур, объединенных прагматическим стремлением решить общую для всех конкретную проблему вне и помимо идейных пристрастий.

Forinstance, движение рассерженных автомобилистов «Синие ведерки» (http://sineevedro.ru) тоже входят левые и правые, националисты и либералы. Их всех одинаково раздражают многочасовые пробки, когда мимо скользят лимузины номенклатуры с синими проблесковыми маячками на крыше. Понятно, что движение могло появиться лишь после того, как граждане в массовом порядке завели личные автомобили - что было нереально в СССР и случилось раньше всего опять же в относительно продвинутой и богатой постсоветской Москве. Возмущение коррумпированной и чванливой бюрократией не раскладывается по партийным электоратам.

Автодорожная полиция не хочет и не может обеспечить равные условия для всех участников движения. В ответ появляются «Синие ведерки», которые уже собрали свыше 100 тыс. подписей под требованием запретить автомобили с мигалками. По формальному закону эта инициатива должна быть рассмотрена Государственной думой (нижней палатой парламента), но она тянет с этим уже больше года.

Высшая аттестационная комиссия (ВАК) не хочет и не может остановить бизнес на торговле фальшивыми диссертациями, благодаря которому сотни (если не тысячи) представителей путинской номенклатуры конвертировали бюрократическое влияние в звания кандидатов и докторов наук. В ответ возникает альтернативное гражданское сообщество «Диссернет» (http://www.dissernet.org/), тесно связанное с оппозиционным журналистом С.Пархоменко, которое строго и изящно доказывает плагиат в диссертациях ключевых властных персон.

То же самое можно сказать про суды и правоохранительные органы, гуляющие на коротком поводке у вертикального начальства и отстаивающие его интересы.

Раньше проблема не была столь актуальной: новый социальный, имущественный и информационный статус горожанина вынуждает его чаще, чем в советскую эпоху, сталкиваться с судебной и административной системой, накапливая безрадостный опыт. Процесс объективен. Каждый вправе осмысливать его в каком угодно идейном антураже - но когда дело касается прямых практических нужд, прагматическая общность интереса заставляет отодвинуть теоретические расхождения на второй план.

Полиция и суды не хотят и не могут вести борьбу с коррупцией, поскольку та в путинской корпорации играет роль гаранта лояльности региональных (и не только!) элит. В итоге проблема борьбы с казнокрадством переходит в руки альтернативного гражданского Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), созданного А.Навальным (http://fbk.info/).

Мигранты, экология, безопасность, пенсионное обеспечение, образование, здравоохранение, пробки, коррупция - недовольны все, хотя по-разному, с разными ценностными и когнитивными механизмами. Аналогичный случай и с подсчетом голосов: свою лепту в организацию гражданского контроля наряду с подчеркнуто беспартийными внесли коммунисты, яблочники, правые либералы, сторонники националистической риторики, анархисты, «зеленые» и бог знает кто еще.

Конфликт партийных идеалов, бывший центральным моментом в баталиях 90-х, ушел на второй план. Нынешний протест растет из практических нужд нового, пока еще не оформленного класса горожан. Им нужны институты, реально защищающие их расширившиеся интересы и права. Система вертикального менеджмента, ориентированная на защиту монопольных интересов путинской номенклатуры, таких институтов представить не может. Отсюда неизбежные попытки создания альтернативных гражданских структур снизу.

Государственный СМИ не могут и не хотят соответствовать международным стандартам качества и журналистской этики, поскольку выполняют заказ на пропагандистское обеспечение украинской военной кампании. Но людям нужна объективная информация, их раздражает казенная ложь. В результате сначала в блогосфере, а потом в альтернативных СМИ появляется нечто вроде общественных трибуналов, рассматривающих пропагандистские диверсии и фальсификации:http://www.svoboda.org/media/photogallery/25411127.html;
http://www.novayagazeta.ru/politics/63948.html.


Город и периферия - противоречие в интересах или в понимании интересов?

Налицо нарастающее противоречие между интересами продвинутого городского населения и неэффективной, коррумпированной и при этом освобожденной от электоральной ответственности (поскольку выборы фальсифицируются!) корпорации «административного ресурса». Власть пытается сгладить конфликт двумя способами: в меру сил повышая свою эффективность и идя на небольшие уступки гражданам; и то же время упорно разрушая, дискредитируя и подавляя альтернативные гражданские структуры.

Кремль боится, что Киев, как столица, сумевшая сместить коррумпированную властную корпорацию, может подать пример столичной Москве. И правильно боится. Но пока у Киева и Москвы разные подходы и разные методы. Надолго ли? Очевидной слабостью альтернативных гражданских институтов является их привязанность а) только к Москве; б) к Интернету; и в) к небольшому числу ярких лидеров, которых технически несложно изолировать. Как, кстати, и сам Интернет. В то же время их силой является гибкость и связанная с ней неуловимость, инновационное мышление, способность к финансовому самообеспечению, эффективность, растущая социальная поддержка и независимость от бюрократической иерархии.

Сегодня ясно, что вторая (репрессивная) составляющая в стратегии Кремля усиливается и будет доминировать в течение ближайших месяцев и лет. Конфликт между практическими нуждами европеизированных слоев общества и целых территорий (в первую очередь Москвы) и действиями путинского истеблишмента будет на некоторое время подавлен и загнан вглубь. Но он не исчезнет. Наоборот, будет накапливать потенциал для обострения. Репрессии откликнутся общим торможением развития и нарастанием скрытых противоречий. В том числе территориальных. Неудачи на украинском направлении (которые пока, благодаря тотальному контролю над СМИ, в стране воспринимаются, напротив, как удачи!) и обострение экономических проблем ускоряют это процесс.

Список претензий к стагнирующей авторитарной иерархии со стороны растущей Москвы будет расти. Кремлю придется душить столицу, обращаясь к социальной и географической периферии. Альтернативы нет, ибо она подразумевает отказ от монополии на власть и на собственность, а к этому вертикальная корпорация не готова.

Интересно, что В.Путин, даже если судить по фальсифицированным данным Центризбиркома, - президент периферии. На последних выборах в крупных городах его результат даже на фоне фальсификаций в среднем оказался на 10-15 процентных пунктов ниже, чем в провинции. В Москве и Калининграде он не преодолел планки первого тура, получив по 47%. А максимум электоральной поддержки - естественно, при полной загрузке «административного ресурса» - ему обеспечили депрессивные периферийные республики. Чечня - 99.8%, Дагестан - 92.8%, Ингушетия -91.9%, Тыва - 90%...

У Б. Ельцина в 1996 г., в условиях более честного подсчета голосов, было ровно наоборот. В первом, остро конкурентном туре, его результат в целом по стране был 35.3% при 32.0% у его главного соперника, Г.Зюганова. Если провести отдельный расчет по 100 крупнейшим городам, у Ельцина в первом туре получается 42.9%, а у Г. Зюганова 22.9%. В 10 самых больших городах-миллионниках Ельцин набрал 52.4%, а Г.Зюганов лишь 18.1%.

Города - центры роста и обновления. В.Путин вступает с ними в системный конфликт. Начиная с Москвы. Он повторяет траекторию Г.Зюганова, лидера старой советской номенклатуры, хотя вряд ли это осознает. Опора на социальную и географическую периферию - бесперспективная стратегия, она ведет его в тупик. К сожалению, вместе с возглавляемой им Россией.

Растущая Москва и прочие крупные города даже в советскую эпоху ориентировались на европейскую систему ценностей. В то же время провинция, особенно депрессивные республики с отсталой культурой политического быта, следовала и следует скорее противоположному «азиатскому» шаблону управления.

Сейчас, в эпоху больших свобод и большей роли «человеческого фактора», географическая экспликация конфликта ценностей проявляется быстрей и ярче. Попытка вернуть европеизированную Украину в «Евразийский Союз» кончилась большим геостратегическим поражением и отчаянной попыткой замаскировать его с помощью победоносной крымской интервенции. То же самое - в ином масштабе, конечно, - происходит и с Москвой. Путин ее теряет. Тем сильнее становится его зависимость от кадыровской Чечни и прочих заповедников вертикального консерватизма.

Москва в итоге победит, потому что столицы всегда побеждают. Этот процесс нельзя развернуть. Однако, можно задержать. Например, насильственно втоптав столицу в периферию - как поступил Сталин с Петербургом или красные кхмеры с Пномпенем. Но это все-таки болезненное исключение, чтобы не сказать извращение.

Партия между Путиным и Москвой приближается к эндшпилю. Вряд ли он будет мирным.

Приманка социализма, или Элементарная экономика для "чайников"

Оригинал взят у opd_voshod в Приманка социализма

Огромное количество людей в зрелом возрасте поражены тем, что молодые отдают свои голоса сенатору Берни Сандерсу и восторгаются идеями социализма, которые он продвигает.

Зрелые люди пожили достаточно, чтобы увидеть, что любой социализм потерпит неудачу снова и снова, во всех  странах, во всем мире. Венесуэла со всеми ее богатыми нефтяными ресурсами в настоящее время находится на грани экономического краха после того, как она опрометчиво нырнула в социализм.

Но, большая часть молодежи пропустила все это в процессе своего образования, и представляет себе только вдохновляющую риторику социализма, а не его мрачные последствия.

Социализм - представляет мир в замечательном виде. Мир воображается намного приятней, чем реальный, так было в любое время, за тысячи лет известной людям истории. Консерваторы, вероятно, предпочли бы жить именно в таком мире, если бы только они не понимали, что это не возможно.

Кто не хотел бы жить в мире, где колледж был бы бесплатный, так же, как и множество других вещей, и где правительство защищало бы нас от жизненных потрясений и гарантировало нам наше счастье? Это был бы Диснейленд для взрослых!

Бесплатный колледж, конечно, привлекал бы молодежь, особенно тех, кто никогда не изучал экономику. Но колледж не может быть бесплатным. Он бы не был бесплатным, даже если б люди не знали таких вещей как деньги.

Примите в расчет те затраты, которые несет один лишь преподаватель колледжа, который, вероятно, более 20 лет, пока не получил степень доктора философии и не стал передавать знания студентам, должен был как-то питаться, одеваться и проживать.  Все те, кто выращивал еду, производил одежду и строил жилье, которое использовал преподаватель 2 десятилетия, должны были компенсировать свои затраты,  в противном случае, их деятельность прекратилась бы. И, конечно, кто-то же должен производить еду, одежду, и жилье для всех студентов  на курсе, а также книги, компьютеры и другие вещи и услуги.

Сложите все эти затраты и умножьте, приблизительно, на 100 - и у Вас будет общее представление о том, чего стоит поступление в колледж. Будут ли эти затраты компенсированы деньгами в капиталистической экономике, или некоторым другим механизмом в феодальной экономике или в  социалистической экономике -  это так и ли иначе есть серьезные расходы, которые нужно компенсировать.

Кроме этого, в любой экономической системе или эти затраты будут  компенсированы, или же там не будет никаких колледжей, да и всего остального. Деньги - это просто один из искусственных механизмов для получения различных реальных вещей.

Те молодые люди, которые понимают это не совсем ясно, вряд ли удержатся от желания строить социализм, потому что они хотят одного - чтобы кто-то оплатил их обучение в колледже.

Рыночная экономика - такая система, в которой платит всегда тот, кто принимает решения. Это вынуждает людей быть уверенными в том, что  они хотят сделать, и что это действительно стоит затрат.

Существующие ныне субсидии в колледже заставили многих поступить в колледж, и среди них есть те, кто очень слабо заинтересован в этом, его мотивирует только низкая цена обучения, а это откладывает на несколько лет взрослую ответственность этих людей.

Если колледж станет бесплатным,  еще больше людей получит посредственное образование, просто будут учиться там спустя рукава, дав обществу экономически незначащих социальных единиц.

Так же и создание бесплатного среди других вещей означает еще большую опасность и безответственность. Еще хуже будет предоставить политикам и бюрократам,  которые управляют финансовыми ресурсами, больше полномочий в формировании нашей жизни.

"Obamacare" дало нам понимание того, что это может стать в действительности, несмотря на то, как это замечательно может звучать в политической риторике.

Худшее решение из возможных -  правительственная опека - поляризуют общество на сегменты, каждый из которых пытается получить то, что оно хочет за чей-то чужой счет, создавая  цепь неудач, которая может еще больше расслоить общество. Некоторые, кажется, беспечно предполагают, что «богатых» можно обложить налогом, чтобы те платили за свои желания, как будто «богатые» слепы и не увидят этого, они тут же станут черпать благосостояние в других источниках.