January 20th, 2016

Математически зрелый жокей, или Что такое "дауншифтинг" и "симпл ливинг", и откуда это произросло

УХОДЯ В ОПРОЩЕНИЕ
Александр Моралевич 1973
        Когда на дорогу выходят слоны,
        Принимайте это всерьез.
        (Путеводитель по заповеднику
                       Мерчисона, Уганда)
— Вас нигде не видно, не слышно, — сказал мне приятель. — Нехорошо исчезать. Приходите как-нибудь вечером, будем духовно расти. Придут мои биофизики, еще кое-кто. Занятные люди, с точками зрения. Математик Такой-то — вы его помните?
— Очень мыслящий человек.
— Ну вот. Он, балерина Такая-то, один лингвист, вы с ним знакомы, и жокей. Что вы, в самом деле, точно затворник.
Вечером я взял вермут и заглянул к нему. Гости еще не собрались. Он повел меня в комнату. На стене висели предметы материальной культуры прошлого века — восемь лаптей.
— Видите? — сказал хозяин. — Лапти, а сколько фасонов! А эти вплетения красного? Право же, прелесть. Между тем, это начало века. Потом их делали все проще и хуже- Поэтапная эволюция...
В прихожей раздался звонок.
— Минуту. — сказал хозяин, придавая лицу незнакомое выражение.
— Привет, костлявая! — закричал он в прихожей. — Как ты еще ноги таскаешь! Вот у меня сидит здесь писака, он как раз в поисках темы.
- Епифан, — сказал он
мне. хотя с детства знал. что меня зовут Александром. — Погляди на ее бюст. Вот тебе тема романа — «На развалинах бюста»! Чем плохое название?
— Заткнись. — сказала известная балерина Такая-то. — Рыло. Остряк.
Бюст у нее был совсем не разваленный. Отличный сценический бюст.
Гости входили.
— Познакомься, верзила, — сказал мне хозяин, стыдливо пряча глаза. — Познакомься с плешивым генетиком.
— Слушайте. — тихо спросил я хозяина, отойдя от генетика. — Не совсем понимаю.
— Так надо, — краснея и мучаясь, сказал мне хозяин. — Теперь такой стиль.
Он убежал ка кухню и притащил водку с сельдями. Жокей беседовал с математиком. Жокей закидывал ногу на ногу так высоко, что левым ботинком влезал в правый брючный карман.
— Теория множеств перестает быть абстрактной, — сказал математик.
— На топологию у меня больше надежд. — возразил математически зрелый жокей.
—Без теории множеств она ни... не стоит! — громко сказал лингвист. Он ломал об колено батоны.
— Понимал бы ты, выродок, — сказал математик лингвиста. — Ты читал «Курс математики для гардема-
ринов»? — спросил меня математик. — Не читал? Что же тогда ты читал?
— Он балда, — сказал обо мне хозяин. — Писака.
Ели молча. Лишь один (кандидат биологии, только что с конгресса в Оттаве) сказал, гулко рыгая:
— С точки зрения искусства питаться — глупо.
— Ты, искусство, — сказал балерине жокей. — перевоплотись в колбасу. Не хватает закуски. Есть в
Нью-Йорке «Балет очевидностей», Кароли Шниманн там это делает.
— ...! — ответила балерина.
— Позвольте. — подавленно сказал я балерине, — налить нам.
— Вермут? — посмотрела она. — Марганцовку не пьем. Водку что, уже выжрали?
— Это он! — показал жокей на генетика и выругав ся с пятнадцатой буквы алфавита. — Он всю выжрал.
— Я? — возмутился генетик, взяв со стола бутерброд. — Значит, я? — закричал он, ударяя в обветренное лицо
жокея бутербродом с колбасой.
Все вскочили и бросились друг на друга.
Я взял кепи н вышел. Хозяин вызвал мне лифт.
— Хорошие ребята, — сказал он. — Спервоначалу вам диковато, я знаю. Это вы просто отстали. Вы сейчас как моряк, затесавшийся на параде в строй пехотинцев. Пехота на параде делает сотню шагов в минуту, а моряки восемьдесят пять. Вы отстали, не знаете, а теперь все опрощаются. Бросьте эти интеллигентские замашки — усложняют отношение. Нынче другой этикет. Вот смотрите — вы до сих пор не женаты. Я знаю — почему. Говорят вам девушки, что вы странный? И еще бы. Вы, чего доброго, и матом при них не ругаетесь. Оттого и выглядите белой вороной. Наверное, ко всем только на «вы». Пора вам обтесываться, в ногу идти.
И за меня взялись. Я всемерно стал опрощаться. Посещал компании образованных людей — иногда ботаников, иногда музыкантов или многоизвестных художников эпохи Возбуждения. Устраивались всегда на полу. Пили из горлышка. Руки вытирали об волосы и об штаны. В конце вечера щуплый пейзажист бил меня по голове цельной колбасой. Меня уже считали своим.
Я встал и крикнул:
— Цинизм — религия нашей эпохи!
— Браво! — сказала девушка-врач и бросила в меня шлепанец. — Не такой уж ты олух. — Видимо, я начал ей нравиться.
Домой мы шли поздно.
— Вы уже лучше, — сказал мой приятель. — Только костюм слишком новый. Зачем его носите? Все давно
отрешились. И галстук, я чувствую, повязан двойным виндзорским узлом. Нехорошо. Снимите, не срамитесь. В вашем доме есть слесарь-сантехник? Купите у него тужурку. Просите рваную—лучше всего.
— Но ведь так неприлично — по городу...
— Теперь все сместилось. Приличное — оно и есть неприличное. Вообще, нам пора переходить на "ты". Мы и так всех шокируем.
— Слушай, — сказал я. — Ладно. Но как все это совместить? Люди стоят на переднем крае прогресса. Изобретают, строят, двигают культуру, искусство — а по части обиходных отношений пустились в такой откат. Сквернословят, рыгают, чешутся, как обезьяны...
— Земля, — сказал мне приятель. — Земля тянет, старик. Квасу хочется. С луком. Вот все открываешь, создаешь, витаешь мыслями черт те где, и так иной раз на землю потянет — сил нет. Уйти хочется от прогресса, отдохнуть малость. Так-то.
— Не грусти, ублюдок, — подбодрил я его. — Будь здоров! — сказал я и трахнул его по плечу.
— Ой! — закричал он. — Вы что, в самом деле. Ведь больно. Должно быть, и кровь пошла. Он отбежал под фонарь и вздернул рукав.
Я глянул. Вокруг левой руки приятеля, в три витка, как змея, была свежая татуировка—формула дезоксирибонукленновой кислоты.
— Извините, — сказал я. — Не предполагал.
— Ни хрена. — взбодрился он. — На мне как на псу. Ну, пойду. Баба меня, поди, заждалась. Пойду, не то рыло набьет.
— Валяй, — сказал я. — Кандехай.
Теперь по утрам, прежде чем идти на работу, я соскребаю с ботинок грязь и заталкиваю себе под ногти. Грудь пиджака окропляю супом. Ботинок прошнуровываю только один. Потом я вываливаюсь на улицу, хамя и толкаясь. И иду двигать прогресс.

Диагноз: Дауншифтинг в России стал настолько очевиден, что его заметили даже в коридорах власти

NovayaGazeta.ru


19-01-2016 12:17:00

Психоанализ от Германа Грефа

На одной из панельных дискуссий Гайдаровского форума глава Сбербанка назвал Россию страной-дауншифтером. И вызвал шквал ненависти

Его выступление уже называют в прессе и на интернет-форумах не иначе как скандальным или, в более мягком варианте, — резонансным. Политические деятели разного толка среагировали на автора фразы о «стране-дауншифтере», как на саморазоблачение нового «дежурного врага». На другом полюсе, где ненависти нет, есть недоумение: что случилось с Грефом? Для чего он дразнит «гусей»? Почему призывает честно признать, что Россия уже проиграла?

— Мне сразу пришло в голову название к его выступлению: «Психоанализ от Германа Грефа», — отвечает на вопросы «Новой газеты» заведующий кафедрой психологии личности МГУ, вице-президент Российского общества психологов, академик РАО Александр Асмолов. — Потому что сразу же возникла ассоциация с классической работой Зигмунда Фрейда «Психопатология обыденной жизни». Благодаря оптике Грефа я еще раз остро чувствую, как психология обыденной жизни России по определенному вектору превращается в социальную психопатологию обыденной жизни. И это связано именно с тем, что Греф наградил страну не привычным в такой связке, имеющим многие значения термином «дауншифтер». Это производное от «даунши́фтинга» (Downshifting), что в буквальном смысле означает «переключение автомобиля на низкую передачу, или замедление, ослабление».

— Я знаю, что так называется движение людей в сторону от карьеры к каким-то собственным ценностям, отказ от общепринятых благ. Это — «отказ от чужих целей», «жизнь ради себя».


Фото: РИА Новости

— Да, есть серьезное явление философии, которое называется «даунши́фтингом». Это осознанный поиск самореализации — уйти от гонки и суеты, почувствовать самоценность жизни. Но Греф использовал термин «дауншифтер», скорее всего, буквально — в значении «переключения машины на низкую передачу», потому что он говорит, что Россия оказывается обреченной на отставание. Она проиграла тем странам, которые вошли в эпоху бешеных технологических изменений уже измененными.




Читайте также:

«Страна-дауншифтер» ищет вакансии



Греф в своем выступлении ссылается на автора теории сингулярности Рэя Курцвейла, который не случайно называет наше время временем ускорений. И показывает, что разные формы коллективного разума приводят не только к нарастанию скорости технической эволюции, но и к тому, что изменяются сами изменения. Не только мы делаем технологии, но и технологии конструируют нас. И, главное, мир становится глобальным, в нем нет места простым бинарным противопоставлениям «свои — чужие». И вот здесь очень важно родственное термину «даунши́фтинг» понятие simple living, что в переводе с английского означает «простая жизнь», а также — «опрощение». Это как раз то, что сегодня и происходит с Россией — не просто бегство от свободы (я здесь перефразирую великую работу Эриха Фромма), а бегство от разнообразия, от любой многомерности. Пройдите по Москве, по Питеру, посмотрите те места, которые раньше были наполнены разнообразием книг, товаров — мы говорили: «О, муки выбора!»

Сейчас идет стремительный, опасный для всей страны рост опрощения в самых разных сферах — и в бизнесе, и в торговле, но прежде всего —  в нашей ментальности. Это самая большая угроза. Один из классиков постмодернизма, французский философ Жан-Франсуа Лиотар сказал, что мы в нашем веке… как Гулливер — все время не того размера, оказываемся то выше, то ниже. Что люди начинают делиться на две категории: на людей сложного психологического восприятия — и на людей, которые бегут от сложного. Первые, так или иначе, будут драйверами изменений. Они справляются с ключевыми вызовами современности — неопределенности и разнообразия. Я не знаю, предполагал ли Герман Греф, что термином «дауншифтер» России был поставлен, на самом деле, диагноз опрощения. Но именно этот диагноз я считаю правильным. Именно это является сегодня психологическим, экономическим и социальным риском для страны.


Фото: Анна Жаворонкова / «Новая газета»

— Он предлагает как выход — поменять всю систему образования, включая образование дошкольное.

— Для меня Греф в своих рассуждениях об образовании, увы, напоминает ежика в тумане. Если бы он разобрался в том, что в миллиарды раз сложнее экономики и что связано с производством разума, я бы отнесся к такой наивной уверенности толерантно. Но есть люди, которые подбирали к этому ключи давно, например Выготский, Давыдов, Леонтьев, и современные мастера когнитивного анализа. С ними мне очень удобно общаться и благодаря им понимать, куда мы движемся: от формальной классно-урочной системы к неформальной, персонализированной системе образования, где каждый ребенок сам себе «Гугл». Нам ясно, как действовать с образованием, но сегодня не хватает мотивации для того, чтобы мы могли измениться и вырастить поколение, живущее по формуле «Хочешь жить, умей учиться».

— Второй выход, который предложил Герман Греф, — это необходимость остановить «экспорт мозгов». Но как это сделать, если молодому человеку, высококвалифицированному специалисту сегодня как раз чаще всего нужно упрощаться ради карьерного роста?

— Мы все время пользуемся лукавой терминологией, говорим, у нас «утечка мозгов». Нет, у нас «выгон мозгов». Людям негде себя найти, самореализоваться, у многих профессионалов просто нет перспектив. Суть всех этих процессов — погашение разнообразия, страх перед неопределенностью, беспредельное опрощение.

С этим напрямую связано такое понятие, как «скорость возникновения ненависти». Мы благодаря телевидению, или, как я теперь говорю, — телененавидению, быстро, дружными рядами стали ненавидеть Украину. Скорость возбуждения потока ненависти практически спринтерская. Наше население, как никогда, стремительно попало в это черно-белое поле. Когда мы с вами ментально упрощаемся, мы становимся подголосками, объектами беспрецедентного зомбирования. Старая формула «Сиди и жди, придумают вожди» становится психологической стратегией поведения огромного большинства людей в стране.

Мы проиграли многим странам в росте технологий, я могу это смело повторить вслед за Грефом. Но есть технологии, где мы мастера, мы овладели ими в совершенстве, — это технологии телененавидения. Психологическое конструирование врагов вызывает у зрителей, как у больных алкоголизмом — повальную белую горячку: «Чур меня, украинцы! Чур меня, турки, американцы, российские предатели… Они ужасные, а мы великие, они не понимают нашего величия». Так действует инструмент мобилизации любых тоталитарных систем.

В ситуации глубокой и психологической драмы России, возможно, это наивно, но я считаю, что есть шансы для эволюционного оптимизма. Мы должны, освободившись от сырьевого проклятия, делать иную среду — мотивирующую, интерактивную для подрастающих поколений, и они станут носителями новых профессий. Вот главное, что, по сути, сказал Греф. И еще: с культурой доминирования вертикалей мы окажемся полностью вне сингулярного общества. Без культуры горизонтальных коммуникаций оно невозможно. Вот основные и самые важные мысли его выступления.

Греф сказал об этом, и началось «приглашение на казнь».

— Это уже привычные цепные реакции со стороны депутатов и других политических деятелей. У них идеология клерикального национал-патриотизма. Перед нами прагматичные рациональные фанатики, которые будут всегда петь славу королю, а как только король оступится, помогут ему не встать.

«Прагматичные фанатики» — это странно звучит, фанатик же не может быть прагматичным. У них, наверное, роль фанатиков?

— Очень точный психологический вопрос — это профессиональные фанатики, с ритуальными танцами и пеной на устах. Инструмент, который востребован властью.

Еще вопрос: что произошло с Германом Грефом? Почему он решился дать такой жесткий диагноз ситуации в стране? Для чего?

— Знаете, рано или поздно, когда ты приближаешься к определенной степени отчаяния, при всех политических кульбитах ты начинаешь не переносить самого себя. Выступление Грефа — это плод его собственного психотерапевтического излечения от отчаяния, от невротизирующей ситуации везде. И в Сбербанке, и в стране, в которой мы живем и в которой таких упрощенческих, депрессивных времен, как сегодня, за последние десятилетия не было.

Автор: Галина Мурсалиева

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/71487.html

Мы неслыханно разбогатели: за один и тот же доллар можем платить аж 80 рублей!

Москва. 20 января. INTERFAX.RU – Доллар впервые более чем за год взлетел выше 80 рублей, вплотную приблизившись к историческому максимуму. Ранее евро преодолел рубеж в 87 рублей. Рубль падает в связке с дешевеющей нефтью.

Курс доллара в 12:11 мск достигал 80,017 рубля, это на 1,455 рубля выше уровня закрытия предыдущих торгов и лишь на 8,3 копейки ниже абсолютного максимума, достигавшегося американской валютой 16 декабря 2014 года. Курс евро в этот момент достигал 87,67 рубля, прибавив 1,95 руб., это также новый максимум с 16 декабря 2014 года.

В последующие минуты обе валюты незначительно (на 5-10 коп.) отступили от достигнутых уровней.

Падение рубля к доллару и евро связано с новой мощной волной снижения нефти, отмечают эксперты "Интерфакс-ЦЭА". Нефтяные котировки Brent (мартовские фьючерсы) подешевели к 12:00 мск более чем на 3%, в район $27,8 за баррель - это лишь незначительно выше 12-летнего минимума этих котировок, достигавшегося утром в понедельник.

Во вторник Международное энергетическое агентство опубликовало отчет, в котором говорится, что оно допускает дальнейшее падение цен на нефть в связи с выходом на рынок Ирана и замедлением темпов роста спроса на сырье.

Сегодня, 16:31
Биржевой курс доллара поднялся выше 81 руб.
Евгений Калюков
Курсы валют на Московской бирже продолжают расти — доллар достиг нового исторического максимума и поднялся выше 81 руб., курс евро перевалил за 88 руб. С начала дня обе валюты подорожали более чем на 2 руб.


​На Московской бирже ускорилось падение рубля. Курс доллара впервые со времен деноминации 1998 года перевалил за 81 руб., достигнув на максимуме отметки 81,07 руб., что на 2,509 руб. выше уровня закрытия предыдущих торгов.

Курс евро на Московской бирже также вырос более чем на 2 руб. На пике стоимость единой европейской валюты достигла отметки 88,487 руб., что на 2,767 руб. выше уровня закрытия предыдущих торгов.

«Пара доллар/рубль с минимальными остановками растет вот уже более трех месяцев, и коррекция вроде бы напрашивается, но вот поводов для нее пока практически нет. Поэтому спешить с продажей данной валютной пары, на наш взгляд, по-прежнему не стоит», – полагает эксперт ФГ БКС Иван Копейкин.

Обвал рубля происходит на фоне небольшого снижения мировых цен на нефть. В ходе сегодняшних торгов на бирже ICE стоимость фьючерсов на нефть марки Brent с поставкой в марте 2016 года опускалась до $27,72, что на 3,6% ниже уровня закрытия вчерашних торгов.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/finances/20/01/2016/569f8bc19a794742c59fde5b

Терминология: Что такое "Карго-культ" и "Обратный карго-культ"

Оригинал взят у al391 в Френду: про - Карго-культ (инфа и из Луркоморья)...

Во время Второй Мировой войны у светозарного Пиндостана была суровая заварушка с Японией...

Поскольку разборки шли по всему Тихому океану, джедаи высаживались на всяких диких островах и строили там базы и аэродромы. При этом завозили кучу нужного и не очень барахла, часть которого перепадала и живущим на островах диким человекам. Причём иногда перепадало столько, что многие из  туземцев  вообще переставали возделывать землю, выращивать скот и проделывать всяческие другие попытки добычи пропитания, целиком перейдя на   завозимую пищу и бытовуху .

Естественно,    ватники - опираясь на свои духовные скрепы -  быстро узнали правду: оказалось, что эти ништяки верному своему народу посылают духи их предков, а эти белые, "янки" нагло перехватывают и присваивают себе   эту кишкоту  и бытовой скарб (в том числе и унитазы,туалетную бумагу. фламастеры, электронику и т.п.) , делясь с законными адресатами лишь незначительной их частью...
Доказательства сомнению не подлежали: ни один американец сам не сделал на их глазах ни одной полезной вещи. Они лишь открывали ящики и мешки с полезными грузами.

На таких вот самолетах и возили джедаи подкормку этим  аборигенам ...

Но война прошла, джедаи вломили япошкам и свалили обратно в лучезарный Пиндостан. А голодные туземцы остались...

Охреневшие без привычной нямки нигры-ватники решили общаться с духами самостоятельно. Так появился культ карго...

Collapse )