January 1st, 2016

Иной раз интересно вернуться к старым предсказаниям - когда они начинают оправдываться.

http://www.novayagazeta.ru/society/3558.html

NovayaGazeta.ru

Дмитрий БЫКОВ
17-05-2010 00:00:00

Распадское

Не развеять нашу дрему. Мы на новом рубеже, ибо смерть грозит живому. Нам не страшно. Мы — уже

После взрыва в шахте адской, взбудоражившего Русь (и не зря она Распадской называется, боюсь), после митингов с ОМОНом, что вовсю теснит народ, и с Тулеевым Аманом, что совсем наоборот, — часть российского народа (кто — терпя, а кто —...

После взрыва в шахте адской, взбудоражившего Русь (и не зря она Распадской называется, боюсь), после митингов с ОМОНом, что вовсю теснит народ, и с Тулеевым Аманом, что совсем наоборот, — часть российского народа (кто — терпя, а кто — руля) ждет семнадцатого года, что-то типа февраля. Все боятся, что воскреснет наше местное сумо: где-то лопнет, где-то треснет — и покатится само. Гнев народный сдвинет горы, ибо все давно не то: там поднимутся шахтеры, там — водители авто, и критическая масса, сбросив морок нефтяной, против правящего класса встанет гордою стеной: обездолены, разуты — против наглого ворья… Кто боится русской смуты, кто приветствует ея. Утешаться больше нечем-с, перекрыты все пути… «Междуреченск, Междуреченск!» — раздается по Сети. Тут не кучка несогласных, разгоняемых в момент, — тут накал страстей опасных, пролетарский элемент! Схваток комнатных раскаты, скорбный плач, злорадный смех и бессмертные цитаты несостарившихся «Вех»: патриоты белой масти призывают в сотый раз поклониться парной власти, что хранит от бунта нас. «Горе вам, хотящим бунта! Это будет «Рагнарёк!» — надрываются, как будто бунт и вправду недалек.

Я намерен вас утешить и толкнуть простую речь. Никого не будут вешать, ничего не будут жечь. Не очистит небосвода благотворная гроза: ни семнадцатого года, ни последовавших за. Мелковато, гниловато — а в семнадцатом году было что поджечь, ребята, чтоб горело, как в аду! Все покуда было цело — и столица, и село… Но сперва перегорело, а потом перегнило. Помутнела наша призма, недоступная лучу…

«Вы хотите катаклизма?» — спросит кто-то. Не хочу. Я бы, может, и не против — тухло жить, теснится грудь, — но, Отчизну заболотив, поджигать ее забудь. Не вернуться прежней силе ни на четверть, ни на треть. Все давно перегноили. Стало нечему гореть. Не развеять нашу дрему. Мы на новом рубеже, ибо смерть грозит живому. Нам не страшно. Мы — уже. Звуки ленинского лая вспоминает большинство: «Вот стена. Она гнилая». Да! Но гниль — прочней всего.

Мы уткнулись в это мордой и уперлись головой. Если честно, тихий мертвый хуже, чем любой живой. Пусть он бездарь и невежда и пути его кривы — у живого есть надежда, а у мертвого — увы. Можно сделать что угодно — не проснется спертый дух: хоть повесить принародно возмущающихся вслух, хоть воспитывать на розгах (в самом деле, дети злят), хоть ввести налог на воздух или штраф за дерзкий взгляд. Бойкость рыбья, память птичья, перспектива коротка — ни развитья, ни величья, ни подъема, ни рывка, ни семнадцатого года, что пугает бедолаг как возможность перехода из чистилища в ГУЛАГ.

Никаких тебе пожарищ — тишь и нелюдь, волчья сыть. Апокалипсис, товарищ, тоже надо заслужить. Будет мирное схожденье, вековой круговорот — для кого-то наслажденье, для кого — наоборот. Все в одной всеобщей луже, у планеты на виду.

И похоже, это хуже, чем в семнадцатом году.

Автор: Дмитрий Быков

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/3558.html

Евгений КЛЯЧКИН Песня о доброте (я бы предложил название "Кредо")

Евгений Клячкин
М.М.Зощенко - с любовью
Если, положим, я, или лучше, к примеру, вы
в булочной за "городскую" десять копеек отдали,
а после, сдачу пересчитывая, обнаружили,
что копеечный кружочек куда-то пропал,
то, конечно, вам, и в том числе и мне,
приятнее думать, что нам не додали,
но все-таки есть люди,
которым приятнее думать, что он потерял.
И из этой маленькой разницы проистекают большие войны,
а также если мы вполне принципиально
мыльную водичку выливаем в соседский суп,
но, что касается лично меня,
то я, слава Богу, сплю сравнительно спокойно,
потому что, с одной стороны, у меня хорошие соседи,
а с другой - твердая вера
в окончательную победу всеобщей сознательности,
хотя есть, конечно, мнение,
что я еще относительно туп.
Вот я пою, а вы посмеиваетесь,
понимаете - стилизация, все законно,
а некоторые даже принимают участие,
хотя вполне могли бы быть ни при чем.
И я раскрываю глаза, у меня срывается голос:
"Добрые мои, за что?" И в ответ весьма резонно:
"А просто, - говорят, - хе-хе, ваш путь покуда
никак не перехлестнулся с нашим путем.
А иначе, - говорят, - мы бы вас, извиняемся,
непременно взяли за глотку.
Да, говоря по совести, разве ты и сам не такой?
А, впрочем, чего об этом толковать?
Тебе нехорошо, и нам неловко
да и глотка ваша покамест свободная,
так что не стесняйся, пой!"
И мы разводим теории и держим себя достойно
и, рассуждая теоретически,
любого ближнего, а тем более, дальнего
готовы вечно любить,
но наступи нам на хвост -
и мы поднимаем головы,
мы вынимаем руки из карманов,
мы говорим: "Спокойно, гражданин, спокойно..."
Да не переведутся люди,
которым легче умереть,
чем убить.