yuryper (yuryper) wrote,
yuryper
yuryper

Categories:

Вопросы экономической теории: привлекательный миф кейнсианства

Оригинал взят у moshe_yanovskiy в Что критически важно знать о "всепобеждающем учении" Кейнса

Александр Непомнящий прислал мне ссылку на статью Ури Редлера о наследии Дж-М.Кейнса на сайте сторонников классического либерализма в Израиле mida.org. Не могу сказать, что рекомендую статью к прочтению даже тем, у кого нет проблем с ивритом. Она написана экономистом для экономистов.
При этом сама идея 1001-й раз "раскрыть глаза на Кейнса" кажется и разумной, и, к сожалению, актуальной. Кейнс, безусловно, самый влиятельный из левых ученых – обществоведов XX века. При этом стараниями доминирующих в академии левых, большинство из которых много радикальнее него, он выглядит сегодня почти респектабельно. И это при том, что его идеи полностью провалились при столкновении с действительностью и, казалось бы, должны найти достойное место на помойке. В лучшем случае, в библиотеке историка экономической мысли. Поэтому по итогам прочтения статьи Редлера я рискнул сделать свой материал по следующей простой схеме. Часть первая – в основном о том, что есть в статье важного и часть вторая, что из важного по теме в статью не попало вовсе.
I. В статье сказано о следующем…
Из личной жизни – Кейнс был женат на русской балерине, изменив с нею ранним гомосексуальным опытам. За что сегодня удостоился бы осуждения прогрессивной общественности. В статье не указано что он был финансовым спекулянтом и чаще удачливым, сколотив многомиллионное состояние.
Учителем Кейнса был поздний либерал Альфред Маршалл. Таким образом, кейнсианство стало как бы продолжением (радикализацией) традиции левеющего либерализма (об этом перерождении либерализма писал еще Герберт Спенсер в "Новом торизме" (Spencer H. The Man Versus The State, with Six Essays on Government, Society, and Freedom (first published 1884) Русское издание - см. здесь.
Вопреки многим стереотипам, несмотря на продолжительный опыт госслужбы реального влияния на политику Кйнсу оказать не довелось. Все решения принимались до него и без него, но он давал им как бы научную легитимацию. Конечно чиновнику приятнее осознавать что он говорит прозой и принимает научно обоснованные решения а не злоупотребляет доверием общества растрачивая деньги во имя карьеры и власти. В статье ссылаются не некий был "дух времени" (на том что это такое мы остановимся во второй части заметки).
В своих построениях и рекомендациях Кейнс также как и те чьим действиям он подготовил "научное обоснование" исходил из неявного допущения о равной эффективности инвестиций государственных и частных. В статье эта проблема упомянута только в самом конце статьи. Равно как и упоминание принципиальной для Кейнса позиции – важен только краткосрочный период, переключение внимания экономистов с долгосрочного на краткосрочный - in Long Run we all are dead.
Краткосрочный взгляд был необходим Кейнсу далеко не только для того чтобы выкручиваться из неувязок моделей (что акцентируется в статье). Это была и этическая позиция (государство и эксперты его вместо Бога, а правители и эксперты смертны).
Кейнс действительно пытался сделать из экономики как бы точную науку Это с моей точки зрения было важно с тем, чтобы продавать "научно обоснованные рекомендации" непосвященным.
Кейнсианство постаралось вытеснить некоторые важные модели и допущения классической экономики. Во-первых – модель "экономики Робинзона Крузо", приучавшую студентов к тому, что им необходимо находить объяснения явлений личным, частным интересом, отталкиваясь от микроуровня. В ходе вытеснения микроанализа кейнсианцы старались и стараются вымарать такое понятие как "здравый смысл" (потребителя, работника, предпринимателя). С ним последователи Кейнса ведут настоящий джихад. Действительно, чем меньше здравого смысла у "экономического агента" тем лучше смотрятся обоснования вмешательства совершенно-мудрого и бескорыстного правительства.
Автор статьи акцентирует другое преимущество модели Робинзона. Манипуляции типа "порчи монеты", "инфляционного налога" – невозможны в экономике Робинзона Крузо но обыденны в кейнсианской экономике.
Редлер приводят пример Японии начиная с 1990-х. там действительно был проведен дорого обошедшийся стране эксперимент в чисто кейнсианском стиле. Причем достойная попытка Коидзуми (Junichiro Koizumi) выскочить из кейнсианской колеи оказалась лишь временно успешной - достижения были очень быстро промотаны последующими правительствами.
Вторым врагом Кейнса и кейнсианства стал "закон Сэя" илои допущение классической экономики о том, что при отсутствии вмешательства государства и гибких ценах спрос и предложение балансируются автоматически.
К этому допущению цеплялся изо всех сил сам Кейнс. Условия же допущения – гибкие цены благодаря полной свободе контракта последователи Кейнса путем регуляций пытались разрушить много и "плодотворно". Впрочем, начали эти практики как точно было подмечено еще до Кейнса что и дало последнему возможность сравнительно честно констатировать – а вот ведь цены то реально негибкие.
Редлер справедливо увязывает проблему Кейнса с объяснением как плавно переходить из режима накачки экономики деньгами при кризисе до состояния чтобы участникам рынка, "экономическим агентам" казалось что кризиса нет к нормальной ситуации, к периоду экономического роста. Эту проблему Кейнс пытался решать с помощью модели Мультипликатора согласно которой все "впрыснутые" в экономику деньги, оставшиеся от сбережений и потраченные по цепочке контрактов, суммарно превышают изначально впрыснутую сумму. Особенно если ничего или почти ничего не сберегается. Из модели следует, что частное потребление много важнее и полезнее для экономики, чем частные сбережения. Идея столь же абсурдная, сколь и укоренившаяся в современной экономической науке.

II. В статье пропущено, но важно
2.1. Раскрываем страшную тайну. Чем же был обусловлен "дух эпохи" на который ссылается Ури Редлер.
Он имел следующие основные составляющие.
2.1.1. Эпохе Кейнса предшествовал сравнительно продолжительный период растущей отдачи от масштаба и иллюзий относительно того, что в пределе полностью централизованная экономика даст еще больший эффект. То есть чем больше фабрика или фирма тем ниже издержки, выше производительность труда. На экстраполяции этой тенденции были построены даже надежды Хрущева обогнать США по производительности труда. В течение периода творчества Кейнса, однако, появились дешевый индивидуальный электропривод и много других изобретений разрушавших тенденцию роста отдачи от масштаба;
2.1.2. Избирательное право – эволюция и рост партийной и государственной невоенной бюрократии; всеобщее избирательное и спрос на социальное государство (welfare state) (Подробнее – на русском здесь Демократия бюджетника: конфликты интересов и больные финансы и здесь Плоды социального либерализма и некоторые причины устойчивости выбора неэффективных стратегий ; на английском - здесь: Universal Suffrage: Undeclared Conflict of Interest ).
2.1.3. И наконец, но не в последнюю очередь, дух эпохи был обусловлен банальной завистью тех, кто не сумел оказаться в "высшем классе" в эпоху, когда попадание туда в наибольшей степени зависело от личных заслуг, а не от происхождения и связей в правительстве. В итоге люди, чьи претензии не соответствовали их фактическому положению в обществе, предъявили спрос на социалистические, или, как минимум, этатистские идеи. Это подробно описано у Мизеса – см. "Антикапиталистическая ментальность" (Сжато идея изложена в конце этой записки: התורה כמקור החופש הכלכלי וכתנאי הכרחי לקיומוה )
2.2. Во вводном материале про Кейнса и кейнсианство нельзя не отметить того факта, что идеи эти просто разбились о практику.
Так, из концепций Кейнса вытекал прогноз затяжного кризиса в 1950-х как результат радикального сокращения государственных расходов после Второй Мировой войны. Вместо этого в период как до начала Корейской войны так и после ее окончания до середины 1960-х (в США – начало разворачивания постоянно действующих масштабных социальных программ) был периодом процветания, а вовсе не застоя и не кризиса. Что характерно не только для американской экономики но и для ФРГ и Японии. Жалкие попытки объяснить успехи этих стран военными расходами США во время той же Корейской войны и позднее плохо согласуются с фактом собственных более чем скромных расходов на оборону этих двух стран.
Последний удар после которого позиции кенйнсианства казалось бы должны были быть подорваны навсегда стала стагфляция 1973-76 гг. Согласно кейнсианским моделям рост инфляция связан со снижением безработицы и наоборот. К 1970-м фирмы и домохозяйства уже привычные к государственным жульничествам с впрыскиванием денег воспринимали "рост" спроса рационально и повышали цены (фирмы) / избавлялись от сбережений как можно быстрее, пока покупательная способность не упала (домохозяйства). Что привело к тому, что рынок больше не поддерживал спрос и предложение на докризисном уровне и рост денежной массы привел только к разгону инфляции (причем естественно непропорционально большему чем накачка – рухнуло доверие властям). Инфляция обнажала реальное падение спроса и соответственно одновременно с нею росла и безработица. Как точно заметил Авраам Линкольн, невозможно дурачить всех всегда.
Однако спрос бюрократии и паразитического избирателя на идеи выгодные для них пускай и вредные для общества удержал на плаву и кейнсианство и более радикальные идеи.



Tags: Маленький экономический ликбез, библиотека, наука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments