yuryper (yuryper) wrote,
yuryper
yuryper

Category:

Россия попала в историю. Да ещё в никакую. (Часть 2 - Продолжение)

И хочется и колется

Я уже ранее упоминал, что cоветским руководителям после 20 съезда очень хотелось знать, как же устроена их собственная кормящая машина, которая вместо ложки с икрой ко рту периодически им же отрывала головы. Кто знает, как устроена наша кормящая машина? Никто не знает. Это знание есть антисоветчина. А там? Ну, там знают, сколько угодно. Немедленно издать. И вот книга Авторханова «Технология власти», которая вышла в «Посеве » первый раз в 1959 году, тут же по решению Политбюро была очень ограниченным тиражом (около 100 экз.) напечатана в издательстве «Мысль» с грифом «Рассылается по особому списку» членам Политбюро, Секретарям ЦК и некоторым членам ЦК.

Следом издали  «Новый класс: Анализ коммунистической системы» Милована Джиласа и еще некоторых других исследователей. Из них хоть что-то было усвоено ведущими коммунистами, и они подправили свою кормящую машину — она больше не отрывала им головы. Никита Хрущев самым важным своим достижением считал то, что он не казнил антипартийную группу Молотова-Кагановича-Маленкова и примкнувшего  к ним Шепилова. «Вот и меня сейчас пощадили», — говаривал он, сидя на  скамеечке у своей дачи под домашним арестом. Так очень постепенно наступала эра русского гуманизма.

Зато в последние десятилетия идет настоящая вакханалия по уничтожению архивных дел или по их закрытию.

Историк Никита Петров, специализирующийся на истории советских органов безопасности, пишет:

«О масштабах уничтожения документов госбезопасности в 1954-1955 гг. и в последующий период, когда номенклатура дел постоянного хранения была заметно сужена и «чистка» архивов приняла регулярный характер, можно судить по количеству архивных дел бывшего КГБ, уцелевших к августу 1991 г. Согласно официально представленным в Комиссию по архивам КПСС и КГБ сведениям,  в 1991 г. объем центрального архива КГБ составил лишь 654 300 дел.  Причем, только 167,8 тысяч дел хранились в Москве (и подмосковном хранилище) , а большая их часть была сосредоточена в филиалах: в Саратовском (60 тыс.), Омском (363 тыс.) и Владимирском  (63,5 тыс.).

По сравнению с 1954 г. убыль архивных документов весьма ощутима. Особенно заметным это выглядит в отношении архивно-следственных дел. В центральном архиве сохранилось лишь 75 тысяч архивно-следственных дел. Дополняют их еще некоторые категории подобных дел в филиалах архива: во Владимирском 29,5 тысяч дел на «немецких военных преступников» и в Омском 128 тысяч дел на немцев, «задержанных на территории Германии» в послевоенное время. А основная масса архивно-следственных дел из 1,7 миллионов ранее хранившихся в центральном архиве КГБ была уничтожена.

Никита Петров, Десятилетие архивных реформ в России, http://index.org.ru/journal/14/petrov1401.html

Самым большим преступлением было уничтожение более 23 тысяч учетных дел на расстрелянных в Катыни  поляков, что многие десятилетие служило основанием сваливать этот акт советского гуманизма на немцев.

Никита Петров: «Не будем забывать август 91-го года, когда архивы все-таки открылись. Было еще многое не отрегулировано, но доступ был к материалам куда шире, чем сегодня. А потом пошла полоса стагнации и регламентации. Сегодня мы видим постепенную, ползучую реабилитацию советских порядков, вползание, что называется, советских порядков в нашу сегодняшнюю жизнь, апологетика советского прошлого и многое-многое другое. Срок секретности  обозначен в законе «О государственной тайне», в статье 13, где четко сказано, что он составляет 30 лет, после чего документы должны быть рассекречены.

За редким исключением, но для этого нужно продление межведомственной комиссии. Для разведки – 50 лет. Были специальные указы президента Ельцина. А 75 лет придумали для так называемой тайны личной жизни. И этот рычаг, можно сказать, посильнее «Фауста» Гете. С помощью этого рычага можно не дать ничего, потому что любой, скажем, послужной список, где есть негативные факты, архивисты с фантазией (а архивисты насчет того, чтобы чего-то не дать, всегда с фантазией)…

Архивист в данном случае является человеком подневольным, который старается выполнить инструкции, и даже перевыполнить, по одной простой причине – обезопасить его самого. Ведь еще никто из архивистов не был уволен за то, что он не дал какие-то материалы историку-исследователю. Зато сколько есть примеров, когда наказывали за то, что дал что-то не то, когда после публикации шли какие-то реакции, волна и так далее. Так что этот срок не придуман, он есть в законе «Об архивном деле».

При Сталине действительно сохранялись огромные массивы документации, потому что Сталин, как рачительный хозяин, считал, что все пригодится, любой  компромат. Вот он как раз документы не жег, потому что все могло сработать. В картотеках миллионы людей находились, показания на них тоже были взяты на картотечный учет, а особенно после волны арестов 37-38-ых годов. И когда Сталин умер, в 1954-ом году многие документы, персонально уличающие документы и те картотеки учета этих документов и оперативного учета были сожжены. Мы не можем себе представить засекреченных документов времен Третьего Рейха и Гестапо в Германии – невозможно!

А у нас в Фонде Сталина, который проходил рассекречивание в конце 90-ых годов, целый ряд документов и дел остались секретными. Это же абсурд! Это противозаконно. Вся переписка Сталина с госбезопасностью закрыта до сих пор. И такая еще хитрая вещь. Нельзя обманываться, когда объявляют какие-то фонды открытыми. Внутри оставляют по результатам таких рассекречиваний огромные пласты документов. Фонд Молотова, например. Берешь микрофильмы, которые выдаются исследователям, – и в этих микрофильмах почти вся переписка Молотова с госбезопасностью закрыта.

Причина в том, что нынешней власти легче управлять страной, когда население питается мифами о прошлом. То есть легче тиражировать мифы почтения к государству и к государственности, а это незыблемый кирпич сегодняшнего Российского государства».

http://www.memo.ru/d/2176.html

                                  Мой маленький опыт

Когда я писал свои воспоминания «Мы — были», то в 2005 г. сделал  запрос в Мосархив, куда перемещены все документы ЦК. Вот мое письмо:

Date: Wed, 27 Jul 2005 08:13:55
Директору Центрального архива общественно-политической истории Москвы Никаноровой В.В.

Уважаемая Валентина Вячеславовна,
Мое имя – Валерий Петрович Лебедев. Я издатель и редактор альманаха “Лебедь”, выходящего уже около 9 лет (www.lebed.com).
Сейчас я пишу небольшую работу, в которой будет часть, связанная с моей биографией. В частности, краткая история исключения из КПСС и лишения профессиональной работы философа в апреле 1984 года и дальнейшего прохождения дела. Оно, как мне кажется, представляет интерес.
Мне хотелось бы иметь доступ к моему “персональному делу”. Я видел и читал его в 1990 году, когда появилось разрешение знакомиться с такого рода документами.
Есть ли возможность поработать с делом у вас в библиотеке архива в течение одного дня (и что для этого нужно)?
Если есть необходимость, я могу вам позвонить по указанному на вашем сайте тел. 678-12-87.
Прилагаю любопытный документ (его фото), который, возможно, поможет определить нахождение папки с делом.
С уважением – В. Лебедев

Приложение:

image002

Так вот – не только не было разрешения, но не было никакого ответа вообще. Судите сами о продвижении всяческих прав и свобод.

Архивы нужны для сохранения тайны

В чем загадка архивов? Почему  происходит их закрытие? Это не может быть случайностью, так как подобных случаев слишком много и они уже складываются в систему.

Есть уровень политических запретов на открытие архивов: для государства и власти, которая тайна и сакральна, повредит знание о ее механизмах. Да и самого этого знания обычно нет.

Есть пласт психологический. Сложился веками наработанный страх. Логика “как бы чего не вышло”. “Что мне, больше всех надо”. “Не стоит связываться”. “Не лезь попрек батьки в пекло”, «инициатива наказуема». В общем — обломовщина. Нет духа полезной авантюрности, риска, приключения. Того, что двигало всеми исследователями — от Стэнли-Ливингстона в дебрях Африки и Амундсена-Скотта во льдах Антарктиды до молодых историков Уля и Эберле, которые в 2005 г. нашли и выкупили для копирования из Особой папки Сталина рукопись переводчика Парпарова «Гитлер», приготовленную только для Сталина к его 70-летию на основе допросов личного камердинера и слуги Гитлера Гейнца Линге и личного адъютанта и телохранителя Отто Гюнше (Фонд 5, опись 30, дело 462а).

Они каждый день были рядом с фюрером. Гюнше присутствовал на всех совещаниях Гитлера в ставке, на всех его встречах с заданием: если что-то подозрительное, некие шевеления любого чина в направлении фюрера — пулю ему в голову. Рука Гюнше все время на открытой кобуре. Линге был доверенным лицом весьма интимных сторон жизни Гитлера, тем более, что он был вхож и в комнаты Евы Браун. Именно от него поступила и сейчас малоизвестная информация о том, что Ева Браун была беременна от фюрера и именно поэтому особенно настаивала на заключении брака перед самоубийством.

Наконец, третий слой, примыкающий ко второму, — это нечто метафизическое. То, что Пушкин обозначил словами “мы ленивы и нелюбопытны”. Может быть, это уже национальная черта такая? Хотя… Были же Беринг или Беллинсгаузен. Правда, их фамилии какие-то не русские. Ну, тогда Дежнев, Хабаров, поморы, Афанасий Никитин. Королев и Гагарин. Есть, есть много русских храбрецов, да — много. Много, но явно недостаточно. Во всяком случае, среди историков.

В общем, верно говорил поэт и цензор Тютчев, что до Петра Первого вся история России —  панихида, а после — сплошное уголовное дело.

                              Под покровом ночной темноты

Так как самые ключевые моменты русской истории либо не имеют документов, либо они уничтожены, либо недоступны, то завершу этот очерк реконструкцией истории смерти Сталина, которую проделал на основе тайных сообщений высоких партийных функционеров мощный чеченец Абдурахман Авторханов.

Но прежде приведу эпизод, известный от киношников.

Берия, Хрущев, Молотов, Каганович отлично знали, что Сталин готовит полную чистку старого политбюро и загодя в состав Президиума ЦК (так стало называться политбюро после 19 съезда КПСС в 1952 г.) ввел новых 12 апостолов (в том числе и Шверника с Сусловым) как раз по числу старых, уже приговоренных…

Сталин хочет разнообразить старую схему ликвидации сподвижников и напоследок решает поиграть с ними в кошки-мышки. Вот здесь-то и пригодилась его любовь к кино.

Товарищ Сталин сам решил выступить в качестве режиссера.

В январе 1953 года дело врачей уже успешно продвигалось, и Сталин прикидывал, в каких точках Красной площади следует установить кинокамеры для съемок первой грандиозной публичной казни, намеченной на весну 1953 года. Там должны были висеть не только убийцы в белых халатах — известные академики и профессора Вовси, Виноградов, братья Коганы, Раппопорт и другие, но и вся старая гвардия из Политбюро, начиная с «главного еврея СССР» Кагановича, как его на допросах уже именовали следователи, а Молотов — даже со своей женой Полиной Жемчужиной

Логика была простая: врачи-убийцы лишь выполняли приказы изменников из Политбюро. Но те, в свою очередь, получали приказы на уничтожение вождей от международной сионистской организации «Джойнт».

Для Сталина изготовили модель Красной площади в виде складывающейся доски, наподобие шахматной, внутри которой хранились модельки виселиц с телами. Он расставлял их так и этак, то концентрическими кругами, то в каре и прикидывал, как это смотрится с разных точек площади. Как всякий профессиональный режиссер, Сталин в сценарии отмечал ракурсы и планы съемки и определял места, где будут установлены кинокамеры. Выбрав ракурс, Сталин предавался мечтам о том, как замечательно он проведет весну 1953 года.

После публичной казни снятый о ней фильм пройдет по всей Руси великой, народ зайдется в праведном гневе, и тогда Сталин, спасая еврейское население от справедливого возмездия, вышлет его на север (таково было готовящееся объяснение для Запада), в уже строящиеся бараки на неминуемое уничтожение. Так достойно гений завершит великое дело решения национального вопроса, давним специалистом по которому он слыл в партии.

Разработав выдающийся режиссерский план, Сталин решил отдохнуть. Когда он только его задумал, в феврале 1953 года к нему на ближнюю кунцевскую дачу привезли из киноархива в Белых Столбах очередную трофейную ленту, голливудский фильм, который примерно можно перевести как «Возмездие». Сюжет его таков. ХYIII век, пиратская шхуна. На ней не терпящий никакого прекословия капитан, жесткая дисциплина, беспощадность по отношению к захваченным в плен. Но капитан постепенно сходит с ума, хотя этого еще никто не знает. Сумасшествие его протекает оригинально: он подозревает то одного, то другого члена своей шхуны в предательстве, в намерении сдать пиратский корабль властям.

Кого именно, он вычисляет так. У него в каюте есть шахматы, фигурки которых сделаны с портретным сходством членов команды. Он играет сам с собой в шахматы и когда берет фигуру «противника», то выходит и объявляет команде об изменнике, который является прототипом взятой шахматной фигурки. (Очевидно, разработку режиссуры казни на Красной площади с помощью модели Красной площади в виде шахматной доски Сталин заимствовал из этого фильма).

После разоблачения команда с улюлюканьем казнит «изменника». На доске 16 фигур противника, в фильме 16 казней, одна изобретательней другой. Когда остается последняя, 16-я фигура «противника» — король (это помощник капитана), капитан сбивает ее с доски щелчком, выходит на палубу, ловит помощника, ловко его протыкает, а затем с безумным хохотом направляет корабль на скалы.

Создав в своем параноидальном стареющем мозгу новую массовую кровавую композицию (дело врачей-убийц — дело очередных врагов из Президиума ЦК, агентов «Джойнт» — высылка всех евреев на север), с помощью которой Сталин собирался решить одновременно так много актуальных вопросов, он вызвал в последних числах февраля 1953 года на ближнюю Кунцевскую дачу весь приближенный ареопаг, предназначенный к ликвидации.

Наступила сладостная минута игры кошки с мышками. После обильного как всегда застолья, на котором соратникам полагалось напиваться (старый прием диктатора: он ставил к каждому выпившему соглядатая на случай, вдруг соратник с пьяных глаз сболтнет лишнее), Сталин предложил им посмотреть очень полезный новый фильм.

Фильм начался часов в 12 ночи и шел более 2 часов. К концу фильма все зрители давно поняли, к чему клонит отец и учитель, протрезвели и, по завершении просмотра, дрожащими голосами попросили вождя разрешить им разъехаться по домам. «Зачем так рано по домам?», — удивился вождь. — Еще нет и трех ночи. Этот фильм очень поучителен. Давайте мы посмотрим его еще раз».

Рано поутру, после второго просмотра, вождь решил, что уже не так рано и милостиво отпустил соратников домой.

Столь неприкрытая демонстрация своего всемогущества, фактически, откровенное «Иду на вы», одновременно и устрашила, и сделала соратников бесстрашными. Ведь ясно, что после такого киносеанса Сталин оставит им не более нескольких дней свободы и пару месяцев жизни.

Но прежде, чем сказать о последующих событиях, отвечу на естественный вопрос, откуда известны эти факты, где документы? Документов на эту тему нет и быть не может. Вообще, все, что касается криминальных акций Сталина, не может быть документально подтверждено. Я имею в виду — самое начало акции, те слова, которые говорил Сталин наркому внутренних дел с глазу на глаз. Последующие события типа протоколов допросов арестованных или стенограмм судебных процессов есть не более чем фарс, прикрывающий истинную причину трагедии.

Это очень хорошо заметно по убийству Кирова, всю механику которого можно раскрыть только аналитически, и этот анализ неопровержимо указывает на прямую инициативу Сталина в устранении потенциального соперника. Но в данном случае с подготовкой ликвидации соратников есть очень важное свидетельство присутствующего на ночном сеансе человека. Это Михаил Чиаурели, придворный кинематографист и шут Сталина, снявший такие «шедевры» тоталитарного кино как «Клятва» и «Падение Берлина» и такие псевдоисторические фильмы как «Георгий Саакадзе» или «Арсен».

Именно от него историю с киносеансом узнал режиссер Михаил Калатозов, («Чкалов», «Летят журавли» и др.), который поделился ею с кинообщественностью (фрагменты воспоминаний Калатозова попали в «Московские новости»). А уж когда мы (щедровитяне) проводили организационно-деятельностные игры и сиживали после них в сауне, то много пикантных деталей услышали от секретаря союза кинематографистов Армена Медведева и сценариста Рустама Ибрагимбекова ( «Белое солнце пустыни»).

Окончание (Часть 3) следует

Начало - Часть 1

Tags: Империя зла и подла, библиотека, история, культурка, образ жизни, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments