Верхняя записьПодписавши - держись!
yuryper
pacta sunt servanda !
таково моё мнение, и я его вполне разделяю!

Об этом дневникеСвернуть )
Метки:

Осенью будет отмечаться сто лет со дня рождения и двадцать лет со дня смерти ЗИНОВИЯ ГЕРДТА
yuryper

ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ «…ЖИВЫМ, ЖИВЫМ И ТОЛЬКО ДО КОНЦА…»

Суббота, 16 Апреля 2016 г. 00:07     http://www.liveinternet.ru/users/4419085/post388834952/

фотография Зиновий Гердт

Виктор Шендерович

«…ЖИВЫМ, ЖИВЫМ И ТОЛЬКО ДО КОНЦА…»

В 1992 году на телевидении снимался цикл передач «Двенадцать разгневанных мужчин». Двенадцать портретов известных артистов. Уж почему они были «разгневанные», не знаю – название было просто взято взаймы у старого американского фильма.

И вот тогдашнее телевизионное начальство предложило мне сделать передачу о Гердте. Надо ли говорить, что я согласился прежде, чем начальство успело закрыть рот!

Удивительная вещь. Задолго до знакомства я относился к Гердту как к близкому человеку. Я понимал, что такое же родственное чувство Гердт вызывает в сотнях тысяч людей, но всё равно (повторяю, задолго до знакомства) чувство к этому человеку было очень… личным, что ли. Я позвонил Зиновию Ефимовичу – и поехал на Пахру, на дачу, где он жил.

Машины у меня не было; машина Гердта стояла возле автобусной остановки. Он встречал так всех «безлошадных» гостей.


…Мы уже несколько часов обсуждали будущую телепередачу, когда Татьяна Александровна предложила пройти за стол.

Гердт подозрительно сильно обрадовался моему согласию поужинать вместе с ним, пошел на кухню и начал лично готовить антрекот, приговаривая что-то насчет собственного гостеприимства. Рядом хлопотала Татьяна Александровна.

Через несколько минут передо мной, как на скатерти-самобранке, расстелилась еда-питье. А напротив сидел Зиновий Ефимович Гердт – перед стаканом воды и лежащим на блюдечке кусочком мацы.

Сидевшая рядом с мужем Татьяна Александровна голодала из солидарности.

А я сидел перед антрекотом, и слюноотделение уже началось. Я что-то жалко пискнул в том смысле, что предполагал ужинать вместе с хозяевами…

– Ну что вы! – воскликнул Гердт. – Я обожаю, когда при мне вкусно едят! Сделайте одолжение!

И даже, кажется, приложил руки к груди, изображая мольбу. А я (повторяю в последний раз) был ужасно голоден и долго бороться с интеллигентностью не мог.

Когда я положил кусочек антрекота в рот, начал его жевать и процесс пищеварения стал необратимым, Гердт негромко – но так, чтобы мне было слышно каждое слово! – сказал, обращаясь к Татьяне Александровне:

– Ну и молодежь пошла… Напротив него сидят два голодных ветерана войны – а он ест, и хоть бы что!

Видимо, в этот момент у меня что-то случилось с лицом, потому что Зиновий Ефимович немедленно «раскололся» и начал смеяться. И я понял, что нахожусь в гостях у молодого человека.

Таким выдался первый день моего знакомства с Гердтом.


У Ежи Леца сказано: «Не всякому жизнь к лицу». Гердту жизнь была поразительно к лицу!.. Он был воплощением радости жизни, человеком невероятного мужского обаяния, которое сохранилось в нём до последних дней.

Я наблюдал, как это действовало на женщин… Уже во время съемок той нашей телепередачи мы посадили за стол к Зиновию Ефимовичу наших ассистенток (по совместительству – интересных молодых женщин), чтобы Гердту было не так скучно рассказывать по сто восьмому разу свои репризы.

Я, конечно, надеялся, что такое соседство взбодрит Зиновия Ефимовича, но никак не предполагал масштабов этого… полёта! Минут через десять все мы – режиссер, оператор, осветитель, – все мужики от тридцати до сорока, переглянулись, и в глазах у каждого была одна и та же печальная мысль: нам здесь делать нечего! Никакой конкуренции этому семидесятишестилетнему человеку мы составить не могли.

Способ его воздействия я бы определил как принцип пылесоса. Он не атаковал объект, а просто приоткрывался немного, но там была такая сила и мощь, что через пять минут собеседника Гердта просто затягивало внутрь.

Таких счастливых лиц, как у женщин в том застолье, я не видел много лет.


Он был обманчиво легким в общении. Обманчиво доступным. Поэтому люди поглупее через десять минут начинали называть его Зямой… И для половины страны он был Зямой. Он отдавал на откуп эту масочку.

Зиновий Ефимович был человеком абсолютно элитарным (в самом высоком смысле этого слова), человеком драматичного сознания. В последнем интервью, вышедшем уже после смерти Гердта, я прочел его лаконичный ответ на вопрос о счастье: «Я этой дамы не встречал».


Он заставлял внутренне подтянуться. Я много раз ловил себя на том, что вот сижу рядом с ним, мы разговариваем и я должен изо всех сил стараться соответствовать.

При Гердте было немыслимо плохо рассказать анекдот и вообще – просто болтать при нём было невозможно. Он огорчался, скучнел, отводил глаза. И вообще – банальность, бездарность переживал как муку, как физическую боль.

Терпел из последних сил.

Зато как никто другой радовался чужому божьему дару, справедливо полагая, что божий дар не может быть чужим. Свойство поразительно редкое для актера – они же невероятно ревнивые существа! А Зиновий Ефимович мог позвонить на ночь глядя и крикнуть в трубку: «Витя! Вы видели Чурикову в „Плаще Казановы“? Нет? Витя, вы идиот! Немедленно идите! Это великая актриса!..»


Гердт никогда не путал личное с художественным. Ко мне он, кажется, был расположен, но похвалы тому, что я делаю, я дождался только пару раз. Хотя – что значит похвалы? А вот что: «Знаете, Витя, это вполне пристойно».

А бит я был за свои телевизионные экзерсисы многократно. В этих случаях Гердт был тактичен, но неумолим. «Мне кажется, Витя, это не лучшая ваша программа». После этого хотелось извиниться и немедленно провалиться сквозь землю.

…Гердт рассказывал про своего друга, недавно умершего поэта N., какой он был блистательный человек, честнейший, замечательный, глубокий… – но в оценке поэтической был неумолим: поэт средний.

А про другого мог, наоборот, сказать: «Сволочь редкая, но стихи есть замечательные!»


У Гердтов было замечательное застолье. Оно сохранилось и по сей день в доме у Татьяны Александровны (что, к слову, много говорит о качестве людей, собиравшихся вокруг Зиновия Ефимовича). Меньше всего там было артистов. Богемы и бомонда он терпеть не мог! За его столом была настоящая элита. Не попса с политикой пополам – врачи, математики, ученые, с которыми Зиновий Ефимович дружил по сорок – пятьдесят лет. Безукоризненные люди, знакомство с которыми большая честь для любого. Когда этого не понимали, это подчеркивалось.


Однажды я был свидетелем того, как Гердты поругались. И вот они ругались, ругались… и наконец Татьяна Александровна бросила Гердту в лицо: «Актер!..» Это прозвучало как последнее оскорбление. И Гердт, оборвав крик, вдруг мрачно сказал: «А вот за это можно и по морде…»

И оба расхохотались.

Слово «актер» в этой семье было оскорблением, эдакое богемно-фальшивое…


Дружить Гердты умели не по-нынешнему. Зиновию Ефимовичу было уже под восемьдесят, но каждый год он лично перевозил из города на дачу девяностолетнего артиста театра Образцова Евгения Вениаминовича Сперанского. А уж по мелочи…

Однажды, зимой довольно голодного 1992 года в моей квартире раздается звонок. На пороге стоит Татьяна Александровна с мешком картошки: «Нужна? Хорошая, не мороженая».

По дурной интеллигентской привычке я начал было отказываться. Аристократичная Татьяна Александровна послушала это с полминуты и сказала: «Значит, так. Не нужна картошка – увезу назад. Нужна – бери и не выё…!»


Татьяну Александровну Правдину Ширвиндт называл: «внучка шустовских коньяков» (ее дедушкой был тот самый коньячный король Шустов, о котором упоминает чеховский Андрей в «Трех сестрах»).

Татьяна Александровна стала «окончательной женой» Гердта (определение Зиновия Ефимовича).

История их знакомства замечательна и очень многое говорит об этих двух людях.

На зарубежные гастроли «Необыкновенного концерта» Гердт выезжал за несколько дней до труппы с переводчиком. Тот переводил ему свежие газеты, Гердт уяснял, чем живет страна, и когда зрители приходили на спектакль русской труппы, кукольный Конферансье на их родном языке шутил на злобу дня! Можете себе представить эффект.

Так вот, Татьяна Александровна, переводчик-арабист, поехала в командировку в Египет, работать с театром Образцова.

Она была замужем. Гердт был женат.

Они познакомились – и перед расставанием договорились встретиться в Москве через два дня.

Через два дня они встретились свободными людьми. Гердт за это время объяснился с женою, а Татьяна Александровна – с мужем. У нее была двухлетняя дочка Катя…


Незадолго до ухода Гердта из жизни Катя взяла его фамилию и отчество. Он ее спросил:

– Что ж ты раньше-то?..

– Стеснялась…

– Ддур-ра…

Надо было слышать это «ддур-ра…»

Так признаются в любви.

Татьяна Александровна сказала однажды: «Я бы его полюбила, даже если бы он был бухгалтером».


Есть острословы, а есть люди остроумные – и это диаметрально противоположные типы людей. Гердт никогда не острил. В нем этого кавээнского «вот я вам сейчас пошучу…» – не было совершенно.

Гердт поддерживал разговор, или поворачивал его, или прекращал – но это всегда было развитие мысли. Он успевал думать – редкость для людей шутящих.

Шутка рождалась как результат оценки ситуации.

Одна молодая журналистка передала мне совершенно блистательный диалог, произошедший у нее с Гердтом: «Ну что, деточка? Будете брать у меня интервью?» – «Да, Зиновий Ефимович…» – «Ах, всем вам от меня только одного нужно!..»

В 1949–1950 годах, во времена борьбы с космополитизмом, Зиновий Ефимович со своим братом Борисом возвращался с кладбища (была годовщина смерти мамы). На Садовом кольце они зашли в пивнушку («шалман», как определил ее Гердт) – согреться и помянуть. Перед ними в очереди стоял огромный детина. И когда очередь дошла до него, он вдруг развернулся в их сторону и громко сказал продавщице: «Нет уж! Сначала – им. Они же у нас везде первые!..»

И Гердт, маленький человек, ударил детину в лицо. Это была не пощечина, а именно удар. Детина упал… Шалман загудел, упавший начал подниматься… Продавщица охнула: «За что?! Он ведь тебя даже жидом не назвал!..»

И стало ясно, что сейчас будет самосуд.

…Эту историю я услышал во время съемок телепередачи в ответ на свою просьбу рассказать о людях, которые спасали Гердта. И он рассказал мне о троих. О медсестре Вере Ведениной, которая вытащила его в феврале 1943 года с поля боя, из-под огня. О Ксении Винцентини – хирурге, которая делала ему последнюю, одиннадцатую операцию и спасла ногу. И рассказал он вот этот случай.

…Когда всё шло к самосуду, от стойки оторвался человек, которому Гердт едва доходил до подмышек. «Он подошел ко мне, загреб своими ручищами за лацканы моего пальтишка, – рассказывал Гердт, – и я понял, что это конец. Мужик приподнял меня, наклонился к самому моему лицу и внятно, на всю пивную, сказал: „И делай так каждый раз, сынок, когда кто-нибудь скажет тебе что про твою нацию“».

И «бережно» (слово самого Гердта) поцеловав его, поставил на место и, повернувшись, оглядел шалман. Шалман затих, и все вернулись к своим бутербродам.

В этой истории – не только тот замечательный незнакомец. В ней – весь Гердт. Как позже писал Визбор: «Честь должна быть спасена мгновенно». И эта мягкость, этот «всесоюзный Зяма» из «Кинопанорамы» и «Чай-клуба» – далеко не весь Гердт. Повторюсь: он был человеком очень суровых правил.


На панихиде по Гердту Михаил Швейцер сказал: такие, как он, инвалиды сидели после войны в переходах, играя на гармошке и прося милостыню…

Судьба и история, надо им отдать должное, действительно сделали всё для того, чтобы стереть Гердта в порошок.

Еврей, что могло стать приговором само по себе; инвалид и вообще человек не Бог весть каких физических кондиций. Внешность? Детские и юношеские фотографии – жалко смотреть… Маленький еврейский мальчик с оттопыренными ушами и огромными, заранее несчастными глазами…

Но, как сказал Бомарше, «время – честный человек».

Какой-то другой француз заметил, что к сорока годам женщина получает на своем лице то, что заслуживает. Мужчина – тоже. К началу пятого десятка собственно антропология уходит на второй план; душа начинает рисовать на лице свои черты.

У Гердта к пятидесяти стало необыкновенное лицо. Поразительной красоты! Его стали снимать в кино, и вдруг выяснилось, что – не оторваться! Война, четыре года костылей и больниц, одиннадцать операций – все эти страдания преобразили Гердта.

Сколько людей эти погибельные обстоятельства уничтожили!.. А Гердт преодолел земное притяжение – в нем был такой заряд жизнестойкости! Он был, по точному определению Саши Кабакова, супермен.

На вопросы о здоровье Гердт никогда не отвечал нейтральным «ничего». «Шикарно, потрясающе!»… Только в последние полгода он опустил планку до «вполне сносно» – когда боль уже почти не отпускала его. «Если не считать того, что я умираю», – в разговоре со мной добавил он однажды, бабелевским поворотом рычага переключив стон отчаяния в репризу.


Татьяна Александровна не позволяла ему умирать. Просто – не позволяла. «Поднимайся, обедать будем в столовой. Приехал такой-то…» (а всегда кто-то приезжал).

В последнее время очень часто рядом с ними была Людмила Львовна Хесина, врач, друг. Если бы не эти две женщины, Гердт мог не дожить до своего восьмидесятилетия.


Ему было под шестьдесят, когда он впервые после войны вышел на сцену – в спектакле театра «Современник». Он дебютировал, когда принято подводить итоги. Он играл блестяще – но как мало было ролей, достойных его дара! Лира он сыграл только за кадром, Ричарда и Шейлока не сыграл вообще. Паниковский, исполненный с какой-то головокружительной свободой, на пяти процентах актерских возможностей, стал его визитной карточкой.

Он не любил эту роль, досадовал на случайно прилипшее амплуа.

Любимца капустников, всеобщего Зяму – его, в сущности, проглядели. Великий артист, он рассказывал за кадром про лошадку, которая бегает быстрее собачки, – и делал рекламный ролик произведением искусства! Всё, к чему он прикасался, становилось золотым, потому что – он был гений.

Незадолго до ухода Гердта из жизни, когда ему исполнилось восемьдесят и было ясно, что он уже… на пороге, Валерий Фокин сказал: «Эх!.. Упустили время. Еще бы лет пять назад могли рвануть с ним „Короля Лира“…»

Какой бы это был Лир!


Про свои актерские работы он говорил крайне мало, но однажды признался, что за своего Мефистофеля из козаковского телефильма ему не стыдно. Он сказал: «Там было несколько подлинных секунд».

Это была его высшая похвала себе. Я думаю, ни разу в жизни никто не услышал от него слова «творчество» применительно к тому, что делал он сам.

Гердт почти не публиковал своих текстов, хотя рифмовал очень лихо и как литератор был намного талантливее большинства известных мне стихотворных фельетонистов. Но – выросший на Маяковском и Пастернаке, бывший другом Окуджавы и Самойлова, он стеснялся даже говорить о написанном, не то что публиковать.

Не было случая, чтобы Гердта было больше, чем нужно, хоть на одну секунду. Чувство меры родилось раньше него. Вот эта актерская болезнь, когда бульдозером со сцены не стащить, была Гердту совершенно чужда. Он всегда уходил раньше, чем это было нужно публике.

Зима, начало девяносто шестого года.

Мы едем в Троицк, в больницу, где Гердту должны поставить капельницу и дать очередную порцию лекарств. За рулем сам Зиновий Ефимович.

Мы приехали и прошли в палату. Когда я вышел из палаты что-то отнести-принести, в коридоре мне кланялись люди – потому что я был с Гердтом. Я понял, что такое светиться отраженным светом. Как луна…

Он тогда должен был ехать в Прагу сниматься, и врач (ее звали Наташа) давала ему последний инструктаж по таблеткам.

И вот Гердт полулежит в кресле, катетер в вене, рядом капельница, Наташа сидит у него в ногах, и он сдает ей экзамен, перечисляет, что и когда нужно принимать… Сдает он этот экзамен с первого раза, память профессиональная. Наконец Наташа говорит Гердту: «Зиновий Ефимович, еще какие-нибудь вопросы есть?»

Тут Гердт, лежавший двадцать минут эдаким послушным старичком, вдруг садится, при этом свободная от капельницы рука оказывается на Наташином колене. И говорит: «Да, один вопрос. Как там в Чечне?»

Он был молод. Он был моложе многих из тех, кто годится ему во внуки – от этого такая горечь доныне. Его смерть – смерть трагическая и преждевременная, что подтвердили на его похоронах слезы сотен людей «из публики», как сказал бы сам Гердт. Старое, измученное тело унесло с собою в могилу нежное юношеское сердце и ясную голову.

Когда Зиновию Ефимовичу стало ясно, что он уже уходит, что законы биологии распространяются и на него, он не мог с этим смириться. Ему было невероятно тяжело осознавать себя немощным – это, я уверен, причиняло ему самые большие страдания.

На восьмидесятилетие Зиновия Ефимовича, 21 сентября 1996 года, к нему на дачу съехались, по-моему, вообще все. Включая некоторое количество людей, про которых я не поручусь, что Гердт их знал вообще.

А одним из первых, по роду службы, явился поздравить Гердта вице-премьер Илюшин – он должен был вручить ему орден, называвшийся «За заслуги перед Отечеством» III степени. И, видимо, какой-то тамошний холуй подсказал Илюшину, что он едет поздравлять интеллигентного человека. Вице-премьеру положили закладочку в томик Пастернака – и, вручив орден, он этот томик на закладочке открыл, сообщив, что хочет прочесть имениннику вслух стихотворение «Быть знаменитым некрасиво».

Гердт отреагировал немедленно: «Давайте лучше я вам его прочту!» А у Илюшина протокол, он же готовился… Нет, говорит, я сам. Тогда Гердт, гений компромисса, говорит: «Давайте так: строчку – вы, строчку – я…»

И вот можете себе представить картинку. Илюшин (по книжке): «Быть знаменитым некрасиво…» Гердт (наизусть, дирижируя красивой, взлетающей в такт правой рукой): «Не это поднимает ввысь…» Илюшин (по книжке): «Не надо заводить архива…»

И так они продвигаются по тексту, и всех, кроме вице-премьера, охватывает озноб, потому что все вспоминают последнюю строчку стихотворения. Строчку, которой в контексте физического состояния Гердта лучше не звучать совсем.

Положение спас сам Гердт (раньше всех вычисливший грядущую неловкость). И когда вице-премьер пробубнил свое: «Позорно, ничего не знача…» – Гердт, указав на себя, закончил: «Быть притчей на устах у всех…»

И рассмеялся, прерывая эту чиновную выдумку. Последние строфы прочитаны не были. Артист не дал первому вице-премьеру попасть в дурацкое положение.

На вечере в честь 80-летия Зиновия Гердта, в октябре 1996-го, случилось то, что иначе как чудом назвать нельзя.

На сцену поднялась та самая Вера Веденина, которая спасла его, вытащив на себе с поля боя, – и Гердт, сидевший за кулисами и смотревший действие по телевизионному монитору, вдруг сказал: «Я должен к ней выйти!»

И вот две Татьяны, жена Гердта и жена Сергея Никитина, помогли Зиновию Ефимовичу добраться до кулисы, и он отпустил руку жены – и на сцену вышел сам! Вся страна видела это.

Они обнялись. Вера Павловна, потерявшись на публике, начала говорить про войну, про победу, что-то сбивчивое, неловкое… Гердт мягко остановил её: «Вера, да ну их на фиг!.. Победили и победили…»

Как он умел снимать пафос!

С Гердта не брали денег на рынке. Я видел это своими глазами. Отводили руку с деньгами, а потом догоняли у машины и клали в машину арбуз.

Вот что такое – не популярность, а слава!

Если спросить этих людей, почему они так поступают, они, может быть, даже и не смогли бы внятно ответить на этот вопрос. Но даже торговцы мясом подсознательно понимали, что Зиновий Гердт им уже давно за всё заплатил.

Что все мы должны ему больше, чем он нам.


Социальный расовый протест в США в свете статистики и политики
yuryper
Оригинал взят у novayagazeta в После Далласа

Взорвется ли «плавильный котел» Америки?

За последние десятилетия положение афроамериканцев медленно, но улучшалось, несмотря на сообщения о полицейской жестокости, которые во многом просто стали шире распространяться благодаря интернету. Также определенные успехи отмечены в доступе к медицинским услугам, но есть одна сфера, где темнокожие сделали настоящий прорыв, — это политика. Канализация протеста через политическое представительство позволяет предотвратить взрыв «плавильного котла».

Читать дальше...Свернуть )

Мятеж не может кончиться удачей...
yuryper


    Демократия в хаки

    Путч провалился — настало время репрессий.

    Момент для путча был выбран идеально: во-первых, в стране начался летний отпускной сезон — значительная часть госчиновников и политиков, включая президента Эрдогана, отправилась отдыхать, во-вторых, конец рабочей недели — народ расслабляется по кафе, многие уехали на природу или к морю.

    Тактика армейских мятежников, судя по имеющейся информации, состояла в том, чтобы внезапным выпадом захватить генеральный штаб и, сместив военное руководство, овладеть главным оперативным пунктом управления вооруженными силами. Параллельно атакуются и берутся под контроль государственное телевидение, крупнейшие международные аэропорты, блокируются важнейшие министерства, парламент, штаб-квартира правящей эрдогановской Партии справедливости и развития (ПСР), разоружается полиция, жандармерия и силы безопасности. Далее военные обращаются к народу с воззванием о свержении действующего правительства и берут на себя всю полноту власти.


    Сторонники Эрдогана на площади Стамбула. Фото: EPA


    Свернуть

    Особое место в планах путчистов отводилось захвату в Стамбуле двух мостов через Босфор, и не только для того, чтобы перерезать сообщение между европейской и азиатской частями мегаполиса. Пролив Босфор — оживленная морская магистраль между Азией и Европой — имеет международное стратегическое значение, поэтому установление контроля над мостами должно было стать по замыслу мятежных военных, скорее всего, решающим сигналом для мирового сообщества о том, кто теперь хозяин в Турции.

    Почему план провалился

    Первая часть плана была реализована почти без проблем. Верные властям начальник и офицеры генштаба были арестованы, танки перекрыли оба моста через пролив, мятежные солдаты остановили деятельность международного стамбульского аэропорта имени Ататюрка и захватили государственный телевизионный канал (ТRT), откуда бледная от страха ведущая зачитала обращение путчистов. По всей стране начались перебои с мобильной связью и интернетом.

    Но на этом все застопорилось. На свободе оставались президент, премьер, ведущие министры и видные функционеры правящей партии. Полицейские силы, вступив местами в перестрелку с военными, отказались безропотно капитулировать. Не удалось нейтрализовать ни МВД, ни главный офис службы безопасности. И главное — захват TRT не означал, что мятежники теперь контролировали все информационное пространство Турции: свою работу продолжили многочисленные коммерческие радиостанции, спутниковые и кабельные телеканалы, а среди них и те, которые входят в известный «Доган медиа-холдинг», проводящий пропрезидентскую информационную политику.

    Это обстоятельство предопределило дальнейшую судьбу переворота. Буквально сразу после первых действий мятежных военных премьер-министр Турции Бинали Йылдырым смог не только сделать официальное заявление с резким осуждением путча, но его распространили местные СМИ и мировые агентства.

    В первый час еще оставалась неизвестной судьба Эрдогана — поступали противоречивые сведения: то ли он находится в безопасном месте на территории страны, то ли попросил политическое убежище в Германии. Но когда президент появился на экране телеканала CNN Turk, входящего, кстати, в «Доган медиа-холдинг», и призвал граждан выйти на улицы для защиты демократии, все спекуляции прекратились, и время начало действовать против военных.

    Они, конечно, постарались исправить свою ошибку: люди с оружием появились в студии во время прямого эфира и прекратили вещание, но было уже поздно.

    Читайте также:  Власти Турции заявили, что взяли ситуацию под контроль, Эрдоган приземлился в Стамбуле. Хроника

    Реакция внутри страны: армия, духовенство, оппозиция

    Командующий 1-й турецкой армии, дислоцированной в европейской части страны, объявил, что в целом вооруженные силы находятся не на стороне мятежников.

    Парламентские оппозиционные партии, включая прокурдскую Демократическую партию народов, осудили попытку вооруженного переворота. Духовное руководство турецких мусульман разрешило верующим не повиноваться военным.

    Тысячи сторонников Эрдогана, откликнувшись на призыв, вышли на улицы городов, блокируя военную технику и солдат. Несколько сот стамбульских горожан освободили международный аэропорт. В городе Диярбакыр — неофициальной столице турецкого Курдистана — к местным полицейским участкам и армейским казармам вышли демонстрации курдов, протестующих против путча и выступая за сохранение действующих институтов власти.

    Пока, по предварительным данным, погибло 265 человек: из них 161 гражданский и 41 полицейский. К утру сдались солдаты на босфорских мостах, начались массовые аресты среди действующих и отставных офицеров армии — их число уже превышает полторы тысячи, и, без сомнения, будет только расти.

    Путчисты — офицеры среднего звена: почему это важно?

    Неудавшийся военный переворот стал свидетельством глубокого раскола в турецком обществе. Отчаянная попытка группы офицеров, в основном, среднего и младшего командного состава, была нацелена на то, чтобы, отстранив от власти авторитарного президента, взявшего курс на сворачивание демократических свобод и исламизацию, изменить политическую ситуацию в стране.

    Декларируя возврат к принципам, заложенным основателем Турецкой республики Кемалем Ататюрком, мятежные офицеры назвали свою организацию в кемалистском духе «Движение за мир на Родине». Их программа подразумевала ликвидацию всех антидемократических законов и властных институтов, возврат к полноценному парламентаризму и политике независимости от религиозной верхушки государства, диалог со всеми политическими силами и восстановление международного авторитета страны.

    Однако, как показал ход событий, заговорщики, очевидно, из-за строгой конспирации оказались в полной изоляции от гражданского общества. Оппозиционные силы, несмотря даже на проводимый в последние полтора-два года Эрдоганом жесткий курс по разгрому всех несогласных, не поддержали попытку военного переворота, как и основная масса населения.

    Также от военных поспешил отмежеваться и проживающий в Америке Фетхуллах Гюлен — известный мусульманский проповедник, видный богослов и лидер общественного движения «Хизмет». Турецкие власти два года назад признали это движение террористическим, и сейчас президент Эрдоган пытался возложить всю вину за организацию мятежа именно на своего бывшего соратника Гюлена.

    Реакция мира

    Международная реакция — от Вашингтона до Москвы — также была не в пользу путчистов. Для США, НАТО и Евросоюза политически стабильная Турция, пускай, и во главе с президентом, имеющим практически диктаторскую власть, остается главным союзником на нестабильном Ближнем Востоке как сила, способная противостоять радикальному исламскому терроризму и претензиям Ирана на региональное лидерство, как один из ведущих факторов прекращения войны в Сирии и сдерживания миграционного потока в Европу.

    В глазах американских и европейских политиков Эрдоган даже с учетом его властных амбиций, тяжелого характера и экстравагантных поступков является все-таки более понятным и предсказуемым политиком, чем мечтающие о демократических ценностях офицеры турецкой армии. Что же касается Кремля, то он только начал восстанавливать свои отношения с Анкарой, а нынешние события в Турции наряду с их полной неожиданностью грозили преподнести много неприятных сюрпризов.

    Провал путча, по мнению многих международных наблюдателей, будет иметь для турецкого общества очень серьезные последствия.  Действия военных мятежников дали Эрдогану, по сути, самый последний и желанный карт-бланш для перехода к неограниченной диктатуре.

    Теперь сохранивший власть президент уж точно довершит начатый в 2007 году разгром фронды в армейских кругах и окончательно отодвинет турецкие вооруженные силы от участия в политической жизни страны.

    Прессу власти Анкары уже зачистили весной этого года, осуществив государственный захват издательства крупнейшей оппозиционный газеты Zaman и показательно приговорив журналистов другого издания к длительным срокам заключения за якобы пособничество террористическим организациям. А парламент Турции в мае лишил треть своих членов от оппозиции депутатской неприкосновенности — их ждут судебные разбирательства по обвинению опять же в терроризме.

    О грядущих репрессиях и уровне их жестокости уже мятежной ночью достаточно определенно высказались сам Эрдоган, премьер и другие должностные лица: путчисты, мол, горько пожалеют, что решились на такой шаг. В депутатских кругах правящей ПСП заговорили о необходимости восстановления смертной казни.

    Александр Чурсин
    Балканы


    Реалити шоу: изгнание мракобеса
    yuryper
    Оригинал взят у scinquisitor в Реалити шоу: изгнание мракобеса
    У вас в доме кто-то все еще верит в гомеопатию? Тогда мы идем к вам! В поисках новых научно-популярных форматов на Летней Школе пришла в голову идея шоу «Изгнание мракобеса».

    Сюжет до боли знакомый многим друзьям и знакомым: у кого-то в семье завелся мракобес. Чтобы выбить из головы несчастного всю антинаучную дурь с помощью великой силы научного просвещения, обеспокоенные члены семьи приглашают в гости профессионального просветителя.

    Быть может, отец вашего семейства считает, что пирамиды построили инопланетяне? Высылаем египтолога. Кто-то из семьи проверяет продукты в супермаркете на содержание ГМО с помощью рамок для лозоходства? Высылаем молекулярного биолога. Сестра увлеклась астрологией, а брат уверовал в волшебную силу надевания на голову горшка Серафима Саровского и целования икон, – и на это найдется специалист.

    «Так-так! Кто тут у нас подхватил мракобесие?» – спросит наш эксперт, заходя в квартиру. «Незащищенным гуглением занимались? В групповых тренингах участвовали?»

    «Масонский заговор! Официальная наука! Скрывают! Память воды! Все куплены! Бог накажет!» – выдаст себя пациент.

    Читать дальше...Свернуть )

    Убийство МН-17 2 года спустя. Полный отчет.
    yuryper
    Оригинал взят у storm100 в Убийство МН-17 2 года спустя. Полный отчет.


    Жмём на картинку и качаем.



    вывод777

    Монтигомо Ястребиный Коготь... Агрессивный, бестия, чистый фараон!,,
    yuryper
    Оригинал взят у vovney в Если это не фейк, то это сильнейший текст года, авансом. Это просто ***дец!

    Игорь Яковенко: ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА С ДИВАНОМ - 2
    yuryper
    часть 1 см. в http://yuryper.livejournal.com/1710242.html

    Оригинал взят у storm100 в ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА С ДИВАНОМ - 2

    ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА С ДИВАНОМ  http://storm100.livejournal.com/2434297.html
    Про то, как именно будет разрушен Диван.
    ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА С ДИВАНОМ - 2

    Кто бы сомневался, что после публикации колонки «Последний бой с Диваном», последует ответ. И он немедленно прилетел. Как от одного из самых стойких защитников Дивана, так и от представителя «либеральной тусовки», вольготно расположившейся как на диванных подушках, так и вокруг этого героического предмета мебели.
    Читать дальше...Свернуть )

    Илон Маск - "главный враг" России?
    yuryper
    Оригинал взят у philologist в Илон Маск - "главный враг" России?

    На самом деле, "главный враг России" — американский инженер и бизнесмен Илон Маск, - иронично замечает журналист Сергей Лесков в статье "Почему Илона Маска не любят в России". Сам миллиардер в прошлом году признался, что его семья боится, что русские его убьют. Как полагает Лесков, "эти слова не надо воспринимать буквально, но они точно характеризуют отношение российской элиты к современному Томасу Эдисону".



    Читать дальше...Свернуть )

    Имитация кипучей деятельности в российском авиапроме (Разоблачитель Лёха Н. нервно курит в сторонке)
    yuryper
    Оригинал взят у storm100 в Министр с большой лопастью


    Причудливый жизненный и трудовой путь министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова
    Владимир Путин и Денис Мантуров осматривают VIP-интерьер вертолета МИ-38, 22 августа 2013 г.
    Рост благосостояния министров, отвечающих за экономику, прямо пропорционален краху этой самой экономики

    Улучшенные советские разработки представляются как прорыв промышленности, владение собственностью переводится в офшоры, конструкторскими бюро руководят чиновники, но Министерство промышленности и торговли России неизменно увеличивает бюджет.
    8 июня 2016 года на Иркутском авиационном заводе прошла красочная церемония "выкатки" первого "магистрального самолета XXI века" – МС-21. Церемонию почтили своим участием премьер-министр Дмитрий Медведев, вице-премьеры Дмитрий Рогозин и Аркадий Дворкович, а также министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Последний, скорее, организатор этого шоу. В пышных речах нехватки не было. "Создание подобного лайнера является победой для страны", – восторгался Дмитрий Медведев, уверяя, что "по своему технологическому уровню он превосходит гражданские суда аналогичного класса". Эпитетов не жалели и другие: первый новый отечественный самолет после развала СССР, уникальный, самый высокотехнологичный, самый совершенный, наступает на пятки конкурентам из Boeing и Airbus, может рассчитывать на завоевание 10% мирового рынка...

    Модель MС-21
    Правда, ряд экспертов восторгов не разделили, не сочтя самолет ни суперсовременным, ни инновационным, усомнившись и в его способности выдержать конкуренцию с Boeing и Airbus. Да и можно ли называть МС-21 первым действительно российским самолетом, если использован еще советский задел – проект самолета Як-242, разрабатывавшийся в 1980-е годы и считающийся глубокой модернизацией Як-42. До реального самолета тоже далеко: на презентацию "выкатили" вовсе не законченную машину, прошедшую испытания, а, по сути, муляж, макет для испытательного стенда. Первый испытательный полет обещают только в 2017 году. Не начат и процесс сертификации, занимающий годы, фюзеляж самолета не прошел ни один из основных этапов испытаний, нет и серийного производства двигателей ПД-14 для МС-21 – только нескольких опытных образцов, которые тоже еще надо испытывать, доводить, сертифицировать, налаживать их серийное производство и сервисное обслуживание. Поэтому машину пока планируют оснащать движком PW1400G американской компании Pratt&Whitney – если их будут поставлять в обход санкций. Аппаратная часть авионики тоже импортная, хотя министр промышленности и торговли Денис Мантуров неустанно говорит об успехах в деле импортозамещения.
    Почти так же выглядит история и с самолетом Ил-76МД-90А. В сентябре 2012 года Мантуров, отчитываясь перед Владимиром Путиным, убеждал главу государства, что это настоящий прорыв, создана "совершенно новая машина, с новыми тактико-техническими данными". Остановив словесный поток своего министра, Путин заметил: "Мы договаривались о том, что должны будем выйти на совершенно новые параметры по дальности, грузоподъемности, экономии топлива". Мантуров тут же заверил: "Владимир Владимирович, очень хорошие показатели: на 25 процентов увеличилась дальность полета, на 15 процентов – грузоподъемность, и где?то на 15–17 процентов эффективней стало по топливу". И неожиданно выдал: "Ил-76" – это хороший пример сочетания советского задела и современных технологий и компетенций". Советский задел – самое важное признание. Так оно и было: презентованный Мантуровым "Ил" вовсе не новая машина, а лишь глубокая модернизация Ил-76, пусть и с улучшенными показателями, но прорыва нет и в помине. А буквально в канун этой встречи в СМИ прошла информация, что Ил-76МД-90А не отвечает требованиям военных авиаторов: у него не оказалось бортового оборудования и систем, необходимых для выполнения боевых задач, хотя в техзадании военные их прописали. "Отсутствие этих систем, – заявил журналистам военный источник, – делает Ил-76МД-90А непригодным для эксплуатации в ВВС России. По сути, мы получаем обычный коммерческий транспортник". "Впихнуть" же все это в уже готовый самолет нельзя, такие вещи проектируются изначально. Не был исправлен и "родовой дефект" семейства Ил-76 – сравнительно узкий фюзеляж и низкий проем, что делает невозможным перевозку примерно 40% современной техники сухопутных войск… С экспортом тоже ничего не вышло: твердо рассчитывали на Индию и Китай, но те отказались брать Ил-76МД-90А. Других клиентов тоже не нашлось: какой смысл покупать новую версию Ил-76 за 100 миллионов долларов, если рынок перенасыщен старыми модификациями, еще не выработавшими и половины ресурса, которые стоят 5-6 миллионов долларов. Об окупаемости проекта, на который ухнули огромные средства, говорить не приходится: на сегодняшний день выпущено лишь шесть Ил-76МД-90А для военно-транспортной авиации России. При чем здесь Мантуров? При всем: самолеты, станки – это его "епархия". Как и вертолетостроение, которое Денис Мантуров курирует с 2003 года: за все это время в отрасли не создано ни одной новой модели вертолета, хотя много было обещаний выпустить "скоростной вертолет".
    Знатный землевладелец
    Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров входит в тройку самых богатых членов российского правительства: за 2015 год его заработок составил почти 144,728 миллиона рублей, увеличившись на 31,2 миллиона рублей по сравнению с 2014 годом. Значительное изменение претерпело и "земельное положение" министра: если в 2012 году у него было четыре земельных участка общей площадью 11 420 кв. м, но все они значились не в собственности, то в 2015 году участок той же площади – уже собственный и один: сумел объединить? Но откуда такие колоссальные деньги, если даже премьер-министр официально получает в месяц 513 тысяч рублей, а министерская зарплата меньше премьерской? Мраком тайны покрыта и покупка Мантуровым обширных земельных угодий на берегу Пироговского водохранилища, стоимость которых журналисты еженедельника "Собеседник" оценили в полтора миллиарда рублей.
    Впрочем, то, что российские министры чрезвычайно богаты и при этом не в состоянии пояснить источник своего благосостояния, не самое странное. Интереснее то, что рост благосостояния государственных мужей, отвечающих за экономику страны, прямо пропорционален краху этой самой экономики. При этом, невзирая на громогласные возгласы про необходимость затянуть пояса и урезание расходов на социальные нужды, непрестанно растет финансирование министерств и ведомств, отвечающих за грандиозные промышленные программы и проекты, которые на выходе обычно дают полный пшик. Именно одно из таких затратных ведомств и возглавляет господин Мантуров.
    Министр и его dream team
    Министерство промышленности и торговли – одно из ключевых и важнейших российских министерств: оно отвечает за всю российскую промышленность и внешнюю торговлю. По сути, это монстр, вобравший в себя несколько десятков бывших советских министерств промышленности: авиационной, судостроительной, автомобильной, оборонной, станкостроительной и инструментальной, медицинской, электронной, электротехнической, легкой, химической. А также министерства машиностроения, внешней торговли, металлургии, общего машиностроения, машиностроения для животноводства, машиностроения для легкой и пищевой промышленности, приборостроения, радиопромышленности, строительного, дорожного и коммунального машиностроения, тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, тяжелого и транспортного машиностроения, промышленности средств связи, химического и нефтяного машиностроения, энергетического машиностроения… Ныне все это в одном "флаконе". Логично было бы предположить, что возглавлять его должен профессионал.
    Денис Мантуров человек в промышленности абсолютно случайный, ни к какому производству отношения не имел, в цехах и на заводах, став министром, бывать, конечно, вынужден. По диплому Мантуров социолог, ни дня, правда, по этой специальности не работал. Его окружение ему под стать. Глеб Никитин, первый заместитель министра, выпускник Петербургского госуниверситета экономики и финансов, позже получил еще и диплом юриста, к промышленности тоже отношения не имеет: в его послужном списке Комитет по управлению городским имуществом Петербурга, Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом, диссертация "Управление эффективностью организации в интересах собственника". Статс-секретарь, заместитель министра Виктор Евтухов: тот же вуз (специальность "экономическая кибернетика"), тоже добавил к этому позже юридический диплом, дальше – депутат питерского Заксобрания, член Совета Федерации, заместитель министра юстиции. Но из Минюста Евтухов быстро ушел (злые языки говорят, что попросили) и материализовался в Минпромторговли сразу в качестве замминистра. Другой замминистра, Андрей Богинский, учился сначала в Новом гуманитарном университете, затем в Дипломатической академии, защитив диссертацию по актуальной теме: "Субсахарская Африка: валютная политика и механизмы внешнего финансирования развития. Эволюция подходов". Трудился дальше, однако, вовсе не на дипломатической ниве и тем более не в Сахаре, а в банковской сфере. В 2006 году неожиданно для многих назначен вице-президентом ОАО "АвтоВАЗ" по финансам – аккурат тогда, когда Сергей Чемезов "подмял" ВАЗ под свой "Рособоронэкспорт". Единственное, в чем преуспел на АвтоВАЗе посланец Чемезова, – в выкачивании из госбюджета колоссальных ресурсов на "спасение" предприятия. Когда убытки ВАЗа достигли фантастических цифр, "эффективный менеджер" оказался в кресле замгендиректора (по финансам) Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) им. Жуковского. Разобравшись, видимо, с финансами ЦАГИ, очутился в кабинете директора Департамента авиационной промышленности Минпромторга. Теперь – замминистра и даже "Почетный авиастроитель".
    В активе замминистра Гульназ Кадыровой факультет "Планирование промышленности" Казанского финансово-экономического института, и два года в советские времена она успела потрудится экономистом на КамАЗе. Впрочем, следующие два десятилетия к промышленности отношение уже имела отдаленное, работая в налоговой инспекции и администрации города Набережные Челны. Заместитель министра Георгий Каламанов закончил Госуниверситет управления и защитил диссертацию на соискание степени кандидата психологических наук по теме "Организационно-управленческие и экономические условия социально-психологической адаптации беженцев к новому месту проживания", работал в банках и в аппарате Совета Федерации. Заместитель министра Александр Морозов – выпускник биофака Саратовского госуниверситета, в 2013 году стал директором Департамента транспортного и специального машиностроения, спустя почти два года уже заместитель министра.
    Отдельно отметим замминистра Александра Потапова: он единственный "технарь" на этом Олимпе, выпускник МВТУ имени Баумана. Последние несколько лет Потапов – постоянный персонаж скандальной хроники, особенно "полюбились" его трудовые свершения федеральному еженедельнику "Российские вести", среди учредителей которого значится Управление делами Президента РФ. Газета часто пишет об этом чиновнике в связи с его финансовой "нескромностью", намекая и на его возможную причастность к рейдерству. Но на прочности положения замминистра эти скандалы никак не сказываются.
    Первым делом – вертолеты
    Трудовой путь самого министра Мантурова, впрочем, стоит рассмотреть более пристально.
    Путевку в жизнь Денису Мантурову дал тесть – Евгений Корнеевич Кисель, бывший глава представительства "Аэрофлота" в Индии и на Шри-Ланке: семейство Мантуровых наладило хорошие контакты с ним еще в Бомбее, где отец нашего героя работал директором Советского культурного центра. Евгений Кисель, взяв зятя сначала в свой бизнес по торговле билетами "Аэрофлота", затем привлек его к также связанной с авиацией, но куда более серьезной торговле – вертолетами и запчастями для них. Судя по всему, используя наработанные в советские времена связи, тесть будущего министра удачно поучаствовал в приватизации Улан-Удэнского авиационного завода. А затем энергично наладил поставки вертолетов и запчастей на Шри-Ланку, в Индию, Китай и другие азиатские страны. Наверное, для Киселя и его зятя эти операции были прибыльны, но для Улан-Удэнского завода сугубо убыточны. В 1997 году Кисель, став обладателем крупного пакета акций завода, провел назначение своего 28-летнего зятя заместителем гендиректора. Судя по всему, именно в ту пору он же свел своего зятя с Сергеем Чемезовым, который как раз тогда прибирал к рукам оружейный экспорт и вообще производство всего того летающего и стреляющего, которое можно было обратить в конвертируемую валюту.
    С тех пор карьера Мантурова и рванула в заоблачные дали, а сам он считается "человеком Чемезова". В 2000 году 31-летний Мантуров получил в свои руки Московский вертолетный завод имени М. Л. Миля (МВЗ) – был назначен коммерческим директором. Правление было очень недолгим, менее полугода, но бурным. По крайней мере, на профессиональных авиационных форумах (например, Forumavia.ru) сотрудники завода утверждали, что правление Мантурова обернулось пересмотром ряда экспортных контрактов: их оформляли заново, но при этом между производителем и заказчиками вдруг появлялись никому не нужные посредники, доля которых сильно била по доходам собственно заводчан. Другие источники поведали про характерный эпизод, когда при Мантурове стоимость уже оформленного до его прихода контракта на ремонт вертолета Ми-26 без всяких объяснений была резко поднята почти на 600 тысяч долларов. Предприятие стремительно обросло немалым количеством паразитирующих фирм-посредников. Но это сущие мелочи по сравнению с тем этапом, когда Мантуров вернулся на завод уже в качестве председателя совета директоров и буквально разгромил его конструкторское бюро. Основные мощности завода располагались в Томилино (Люберецкий район), но главное здание вертолетного КБ было в Москве, на Сокольническом валу и 2-й Рыбинской улице. Мантуров просто-напросто вышвырнул КБ из столицы в недостроенное здание в районе платформы Панки (Люберецкий район), а 7514 квадратных метров его территорий и строений по заниженной цене были проданы загадочному ЗАО "Глэйн", представлявшему столь же таинственный офшор Tacalyne Holding Inc, зарегистрированный на Британских Виргинских островах. По сути, это действительно был разгром одного из двух центров разработки российских вертолетов.
    После передачи площадей КБ Виргинским островам, в 2001 году Мантуров получил кресло председателя Государственной инвестиционной корпорации ("Госинкор"). В феврале 2003 года "Госинкор" ликвидировали, Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело о масштабных хищениях там драгоценных металлов. А господин Мантуров пошел на очередное повышение: он стал генеральным директором ОАО "Объединенная промышленная корпорация "Оборонпром", как раз тогда и созданной "Рособоронэкспортом" и тем же "Госинкором".
    Основной задачей "Оборонпрома" стала организация вертолетостроительного холдинга "Вертолеты России", его сформировали под руководством Мантурова к концу 2005 года. Попутно фактически уничтожили оба вертолетных КБ – имени Миля и имени Камова. Их остатки влили в холдинг-монстр, недееспособный с конструкторской точки зрения, зато удачно приспособленный для генерирования бюджетных финансовых потоков и последующей их прокачки в неизвестном направлении.
    "Вертолеты России", как написано на их официальном сайте, "один из мировых лидеров вертолетостроительной отрасли, единственный разработчик и производитель вертолетов в России". В действительности в "Вертолетах России" ничего не проектируют, и никаким разработчиком холдинг не является. Проектируют в остатках разгромленных КБ, в чем можно удостовериться, зайдя на сайт Межгосударственного авиационного комитета (МАК), единственной в России структуры, выдающей сертификаты разработчика авиатехники. Там в "Перечне организаций – держателей сертификата разработчика гражданской авиационной техники" никаких "Вертолетов России" нет и в помине, но есть ОАО "МВЗ им М. Л. Миля" и ОАО "Камов".
    Как уже сказано, абсолютно ничего нового под брендом "Вертолеты России" так и не было создано, а все, что холдинг преподносит как "новейшее", – это разработки из советского "загашника". Что и не удивляет: заглянув в официальные биографии руководства "Вертолетов России", можно убедиться, что руководящие кресла там в избытке занимают вовсе не конструкторы-разработчики и авиационные инженеры, а финансисты, юристы, одним словом, "эффективные менеджеры", прошедшие школу "Норникеля", "Росвооружения", "Рособоронэкспорта", а также кадровые политруки (например, заместитель гендиректора Владимир Кудашкин) и кадровые чекисты (заместитель гендиректора Николай Грязнов – генерал-лейтенант ФСБ). Впрочем, зачем России свои КБ и конструкторы, если усилиями ведомств Чемезова и Мантурова ставка была сделана на отверточную сборку в России итальянских вертолетов, под что и были погромлены отечественные КБ. Но вот случился Крым, санкции – и Рим с вертолетными прожектами растаял вдали.
    Изобретательный "изобретатель"
    Зато в "Оборонпроме" у Дениса Мантурова неожиданно прорезался талант изобретателя. В 2006 году он оформил патент на т. н. полезную модель №56 329 "Законцовка лопасти вертолета". Полезная модель – это техническое улучшение уже существующего или вновь созданного механизма или устройства. "Изобретение полезной модели "Законцовка лопасти вертолета", – значится в патенте, – относится к авиационной технике, в частности к аэродинамике обтекаемых конструкций, создающих подъемную или тяговую силу и может быть использовано для несущих и управляющих лопастей вертолетов, крыла самолета, а также для воздушных винтов самолетов. Кроме того, изобретение может быть использовано в гидродинамике при создании лопастей винтов, гидротурбин, подводных крыльев". Примечательно, что эту "законцовку" Мантуров изобрел и оформил схемами, графиками, формулами, не имея инженерного образования и представлений об аэродинамике, зато без отрыва от кресла руководителя "Оборонпрома". Изобретение коллективное, но в длинном списке авторов имя Мантурова значится первым. За ним идет Вячеслав Филимонов. С 1997 по 1999 годы Филимонов был гендиректором ФГУП "Промэкспорт" (торговля оружием), затем – в "Рособоронэкспорте". Следующим соавтором значится Андрей Шибитов: на тот момент – гендиректор МВЗ, ранее – замгендиректора ОАО "Росвертол", ныне – заместитель генерального директора холдинга "Вертолеты России". Далее – Михаил Короткевич, ныне исполнительный директор МВЗ. В списке авторов и Николай Павленко, сейчас генеральный конструктор и первый заместитель исполнительного директора МВЗ…
    Журналисты уже упомянутой газеты "Российские вести", проведя свое расследование, выяснили, что формально входящее в "Оборонпром" ОАО "Оборонительные системы" (объединяет разработчиков авионики, управляемых ракет класса "земля-воздух", радиолокационных комплексов и других систем ПВО), в реальности, через целую цепочку подставных фирм, принадлежит неким физическим лицам. По одному из адресов этих "бумажных" фирм – улица Мневники, дом 14, корпус 1, – где зарегистрировано ООО "Оборонительные системы Финанс", на самом деле находится московская общеобразовательная школа №100.
    В свою очередь, "Оборонительные системы Финанс" принадлежат ООО "Астрелия", зарегистрированному по адресу: улица Самокатная, дом 2а, строение 1. Но по этому адресу можно обнаружить лишь шиномонтаж, автосервис и мусорную свалку.
    Это еще не все: сама "Астрелия", в свою очередь, тоже принадлежит двум ООО – "Велес" и "Земельный капитал". Оба зарегистрированы на улице Верейская, 29 – в здании, где находятся и "Оборонпром", и "Оборонительные системы". Вот такая матрешка.
    Опираясь на свои источники, журналисты предположили, что через цепочку подставных фирм холдингом "Оборонительные системы" владеет Денис Мантуров.


    Никаких опровержений не последовало, но в апреле 2012 года представители ВПК неофициально поведали "Российским вестям": "Денис Мантуров лишь оператор изложенной вами в статье про "Оборонительные системы" схемы. Реальным же хозяином "Оборонительных систем" через изложенную Вами систему фирм является Сергей Чемезов…"
    Опровержений также не последовало. Мало того, вскрылась причастность Мантурова к учреждению в 2003 году некоего ООО "Финансовые системы". Оно, кстати, тоже зарегистрировано по адресу "Оборонпрома" – на Верейской улице, 29. Гендиректор этого ООО Евгений Максимов вместе с Мантуровым работал на Улан-Удэнском авиационном заводе, тоже замгендиректора. Эти самые "Финансовые системы" вдруг тоже получили доли в оборонных предприятиях, контролируемых "Оборонпромом". Например, в 2007 году "Финансовые системы" владели 7,01% Улан-Удэнского авиационного завода и 50% ОАО "Сатурн" (производство двигателей и турбин), зарегистрированного, кстати, все по тому же адресу, что и "Оборонпром". В 2009 году "Финансовые системы" планировали приобрести 50,75% акций чувашского предприятия "Электроавтомат", а в 2010 году владели 29% акций ОАО "Электромашиностроительный завод Лепсе", поставляющего электрооборудование для авиатехники. Официальным учредителем "Финансовых систем" является кипрский офшор Monticello Holdings Limited, который также числится совладельцем ряда российских оборонных производств. Помимо этого, Monticello Holdings Limited в 2012 году владела долей в фармацевтической фирме "СМТ-технологии", совладельцем которой был тогдашний руководитель "Оборонпрома" Андрей Реус. Ныне через этот офшор супруга Мантурова, Наталья, владеет отелем "Приморье" в Геленджике, ранее принадлежавшим "Оборонпрому". А в 2012 году в "Финансовых системах" офшор Monticello Holdings Limited в качестве учредителя заменили два других офшора, тоже кипрские – Guylen Investments Limited и Questol Limited.
    Остается добавить, что еще до официального утверждения Мантурова министром его часто упрекали в лоббировании интересов олигарха-миллиардера Андрея Гурьева, владельца холдинга "ФосАгро" и комбината "Апатит". Также Мантурова связывали с рейдерским захватом предприятия "Метахим" и рейдерской атакой на ФГУП "Ведомственная охрана объектов промышленности России".
    Можно только удивляться и восхищаться энергичностью и предприимчивостью министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова. И можно не сомневаться, что главные сделки у него еще впереди.
    Владимир Воронов
    10 июля, 2016 - 22:25

    ?

    Log in

    No account? Create an account